Аргументы Г.В.Сумарукова

Необходимо отметить: впервые имя Марии Васильковны как возможного автора «Слова» назвал Г.В.Сумаруков в своей книге «Затаенное имя» (и еще раньше, если уж быть точным, — в тезисах зональной конференции на Урале).

Кто такой Г.В.Сумаруков? По профессии — биолог, доцент МГУ. Вероятно, впервые он заинтересовался «Словом» на почве биологии (очень там много разных животных, и некоторые — весьма таинственные — див, зегзица и др.), а потом не расставался с этой темой двадцать лет. Непрофессионал. А что такое профессионал? Тот, кто 5 лет протрубил в институте? Ну а что такое 5 лет в сравнении с двадцатью годами упорных занятий и научных изысканий? Так что — был Георгий Владимирович профессионалом, да еще каким!

Написав книгу «Кто есть кто в «Слове о полку Игореве», Сумаруков сразу же стал одним из самых знаменитых исследователей «Слова». Мне рассказывали: на любое литературоведческое собрание, на любую конференцию проходил он без пропуска, демонстрируя охранникам зеленую книгу, ставшую в одночасье знаменитой. Обивал пороги, пытаясь создать московский музей «Слова о полку Игореве», был потом председателем его ученого совета… В старом московском планетарии организовывал лекции о затмении, сопутствующем Игореву походу. Перевел «Слово» в двух вариантах, написал и опубликовал множество статей, выступал на различных конференциях…

К несчастью, мне не удалось познакомиться с Сумаруковым, его не стало 18 сентября 1997 г., когда я в казацкой станице праздновал свой день рождения (вот такие-то совпадения). А когда приехал затем в Москву, то на витрине одного из книжных магазинов увидал тоненькую книжицу — последнее, но удивительное творение Георгия Владимировича. «Затаенное имя» — небольшая книжечка, всего 48 страниц, однако, содержит блистательные идеи. Когда я прочитал ее, то я оценил их как прорыв в «слововедении», и нынче не поменял своего мнения. Поэтому позволю себе привести сравнительно большие выдержки из «Затаенного имени». Вот какие аргументы приводит Г.В.Сумаруков в пользу авторства Марии Васильковны (кроме тех, что уже приведены):

1. Если сравнить два описания боя Игоря: в «Слове» и в Ипатьевской летописи, то можно увидеть кардинальные различия.

«Слово»: Утром, в пятницу, потоптали они поганые полки половецкие и, рассыпавшись стрелами по полю, помчали красных девиц половецких, а с ними золото, и паволоки, и дорогие оксамиты. Ортмами, япончицами и кожухами стали мосты мостить по болотам и топким местам — и всяким узорочьем половецким. Червленый стяг, белая хоругвь, червленый бунчук, серебряное древко — храброму Святославичу! «По этому описанию, — пишет Сумаруков, — совершенно невозможно воссоздать картину сражения. Собственно, о сражении здесь сказано поверхностно, в самых общих фразах: половецкие полки «потоптаны». А вот о военной добыче говорится, наоборот, очень подробно: ценные украшения и одежды перечислены со всей скрупулезностью. Так писать могла только женщина. Более того, в поэме, там, где приведено окончание сражения Игоря, а также в описаниях сражений давно минувших дней всюду предметы военного обихода снабжены яркими эпитетами, например: щиты червленые, сабли каленые, полки железные. Метафорично говорится о действиях воинов на поле брани: занять оборону — это значит кликом поля перегородить, пойти в наступление — рассыпаться стрелами по полю. Таких эпитетов и метафор здесь очень много. Именно они придают поэме ту особую поэтичность, которая выделяет ее из остальной массы древних, безусловно, замечательных, но все же прозаических литературных произведений. Такая манера описания сражений, какую мы видим в «Слове», явно более подходит автору-женщине, нежели мужчине».

Ипатьевская летопись: Наутро же, в пятницу, во время, когда служат обедню, встретились с полками половецкими. Успели подготовиться половцы: вежи свои отправили назад, а сами, собравшись от мала до велика, стали на противоположном берегу реки Сюурлий. А наши построились в шесть полков: Игорев полк — посередине, а по правую руку — полк брата его, Всеволода, а по левую руку — Святослава, племянника его, перед этими полками — полк сына его, Владимира, и другой полк, Ярославов: ковуи с Ольстином, а еще полк впереди: стрелки, собранные от всех князей. И так построили полки свои…

«Мы не знаем, — комментирует Сумаруков, — кем был автор этой летописной повести — человеком светским или из духовного сословия, но ясно, что он был мужчиной, а не женщиной. Столь же тщательно описаны ратные сцены и многих других военных повестей всего древнерусского периода».

2. Одно из возражений против авторства женщины — многочисленные употребления образов из соколиной охоты, например в описании игры на гуслях певца Бояна: Боян же, братья, не десять соколов на стаю лебедей пускал, но свои вещие персты на живые струны возлагал — они же сами князьям славу рокотали. Или еще пример: Тогда пускал десять соколов на стаю лебедей — которую догонял сокол, та первая песнь пела.

Если автор увлекается соколиной охотой, то он — мужчина, потому что соколиная охота — мужская забава. Но, «известно, что женщины лично участвовали в княжеских охотах». Существует «летописное сообщение о неудачной попытке Святослава взять в плен Давыда Смоленского. Нападение совершено на охоте, причем и Давыд, и Святослав охотились вместе с женами».

3. «Еще одна литературная особенность может свидетельствовать в пользу автора-женщины. Это плачи. Всего в поэме три плача: плач русских женщин о павших на поле брани мужьях, знаменитый «Плач Ярославны» по мужу Игорю, плененному половцами, и плач княгини Анны по утонувшему в реке Стугне сыну Ростиславу (кстати, в этой сцене автор не упомянул имени его сводного брата Владимира Мономаха, на глазах которого Ростислав утонул — это явное умолчание о Владимире Мономахе; об умолчаниях см. ниже). Хорошо известно, что во все времена слагательницами и исполнительницами плачей на Руси были женщины. В летописях, которые почти всегда писались мужчинами, о плачах упоминается лишь вскользь и поверхностно».

4. «Полоцкая тема в «Слове» — визитная карточка автора». «Полоцкий раздел занимает одну десятую часть всего текста поэмы — столько же, сколько описания всех сражений, вместе взятых. Такое внимание к полоцким событиям может свидетельствовать о полоцком происхождении автора». «Князь Брячислав — родной брат Марии Васильковны. В поэме сказано: Не было тут брата Брячислава… Если бы поэму писал посторонний этому персонажу человек, он написал бы: Не было тут князя Брячислава… но не брата. Очевидно, употребление этого слова указывает на родственные отношения писавшего поэму к Брячиславу и его братьям». «Князь Всеволод («другой Всеволод») был братом Марии. Он, как и Изяслав, в летописях не упомянут. Итак, в этом разделе поэмы названы три родных брата Марии Васильковны. Осведомленность автора о полоцких делах значительно бoльшая, чем у летописцев…»

5. «Можно привести еще одно косвенное свидетельство в пользу полоцкого происхождения автора «Слова». Родоначальник князей Ольговичей, Олег Святославич, в поэме назван Олегом Гориславичем. Ни в каких других письменных источниках он Гориславичем не прозывался. Это отчество-прозвище происходит от имени Горислав. Происхождение его, считают исследователи, неясно. Ясна только вторая половина имени — слав, т.е. слава или славный. Первая же половина имени произошла либо от слова «гор»е (в таком случае полное имя — Горькославный), либо от слова «гора», «верх» — Верхославный, но, думается, что правомочно производить его и от глагола «гореть», тогда полное имя означает Горящий славой. Так или иначе, но в поэме Олегу Гориславичу автор и сочувствует, и осуждает его, и восхищается им.

Имя Горислав (женская разновидность — Горислава) в древнерусских письменных источниках встречается считанное число раз. Два из них для нас представляют интерес, поскольку имеют прямое отношение к Полоцкой земле. Владимир I Красное Солнышко, взяв в жены полоцкую княжну Рогнеду после кровавой расправы над ее отцом и братом, прозвал ее Гориславой. Дальнейшая судьба Рогнеды-Гориславы была горестна: Владимир выслал ее с сыном-первенцем Изяславом в отстроенный для них город в Полоцкой земле — Изяславль. Изяслав стал основателем династической ветви Полоцких князей, к которой принадлежала и Мария Васильковна. Второй раз это имя встречается в связи с более близкой Марии Васильковне родственницей. Игуменья Евфросиния Полоцкая постригла в монахини двух своих сестер, родную и двоюродную, и двух племянниц. Родную сестру в миру звали Гориславой. Княжна Мария Васильковна приходилась Гориславе племянницей и, возможно, училась вместе с ней в монастырской школе. Без сомнения, Мария Васильковна знала и трагическую судьбу Полоцкой Рогнеды-Гориславы, приходившейся ей прабабкой. Таким образом, в роду Марии Васильковны были две Гориславы, о судьбах которых она знала. И если она действительно была автором «Слова», то становится понятным отнесение этого очень редкого отчества-прозвища к Олегу Святославичу, родному деду ее мужа. Неясно только, почему она его так прозвала — из сочувствия, осуждения или восхищения».

6. На Руси было всего три Софийских собора. В поэме же упомянуты лишь два — Киевский и Полоцкий. А Новгородский собор, второй по значению, не упомянут. Причина умолчания заключается, видимо, в том, что автор не хотел писать о неприглядном эпизоде, происшедшем в 1067 году. Всеслав Полоцкий, захватив Новгород, снял с Софии колокола и перевез их на Софию Полоцкую. В полоцком разделе поэмы говорится о том, что Всеслав, находясь в Киеве, слышал звон колоколов из Полоцка. О том, что это были новгородские колокола, автор не упомянул. Такое умолчание мог сделать лишь полоцкий автор, симпатизировавший Всеславу и представлявший его идеальным князем.

Автор в «Слове» ничего не пишет о Владимире Мономахе, княжившем в Киеве несколько десятилетий назад. Между тем этот могущественный князь мог бы быть блестящим примером для подражания князьям Игорева времени. Во-первых, Владимир Мономах, как никто из других князей, создал прочное единство на Руси. Во-вторых, объединив Русь, он нанес такой сокрушительный удар по половецким ордам, что после него в южных степях половцев не было около двух десятилетий. Но Владимир Мономах принимал участие и во внутренних походах, в междоусобной борьбе Древней Руси. Немало таких походов связано с Полоцкой землей, и о них он пишет в своем «Поучении детям»…

«Еще одно красноречивое умолчание — о великом князе Киевском Мстиславе Владимировиче, сыне Владимира Мономаха. Он успешно продолжал политику отца, ведущую к сплочению русских княжеств в борьбе с внешней опасностью. Как сказано в летописи, он загнал половцев за Дон и за Волгу, за Яик (Урал). Известны его успехи в установлении добрых отношений со многими европейскими странами. За многочисленные достоинства этого могущественного князя еще при жизни называли Великим. Но по отношению к Полоцкой земле Мстислав Великий, как и его отец, проводил жесткую политику. Так, он организовал совместный поход нескольких князей против «непослушного» Полоцкого князя, намеревавшегося вернуть отторгнутые еще Владимиром Мономахом Минскую и Друцкую волости. Наступление шло четырьмя колоннами, и нападение на полоцкие города должно было произойти одновременно в условленный день. Но полочане сами изгнали неугодного Мстиславу князя, избежав тем самым разгрома. По отношению к Полоцкой земле Мстислав совершил еще одно унижавшее полочан действие. За очередное непослушание он вызвал в Киев трех полоцких князей с семьями и двух княжичей, там их осудил и выслал в Византию, в Константинополь, к своему зятю, императору Иоанну II Комнину. Ссылка продолжалась десять лет.

Оба великих князя — Владимир Мономах и Мстислав Великий — крепко держали единство Руси в защите от половецкой опасности, поэтому они, без сомнения, были бы очень удачными образцами князей для дополнительного утверждения главной идеи «Слова». Но по отношению к Полоцкой земле они проводили разрушительную, подчас унизительную политику. Следовательно, умолчание их имен может указывать на полоцкое происхождение автора поэмы, которому оба эти князя, разумеется, не были симпатичны».

Это еще не все аргументы Г.В.Сумарукова в пользу авторства Марии. Главный аргумент — впереди, речь идет о «проблеме акростихов» в «Слове о полку Игореве». Но эту проблему мы будем обсуждать чуть позже. А сейчас вновь перенесемся в Древнюю Русь…

Точка зрения © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.