Мария Васильковна

Автор — Евгений Беляков
 
документальная повесть
 

При работе над документальной повестью «Мария Васильковна» мне помогали: Ю.И. Медведев, В.С. Батузов, О. Родионова, В.И. Жителев, Е. Комарова, В. Сокирко, С. Федин, А. Белов, Г.П. Панушкин, родственники Г.В. Сумарукова, Л.А. Феодор, И.Ф. Хорошаева. Всем этим людям — огромное спасибо!

 Тайна «Слова о полку Игореве»

Легенда о сгоревшей рукописи

Мария — Ярославне

«Слово» было вначале…

Мария — Ярославне

Боян… или Троян… или… Гомер?

Летающая белкою по древу

Аргументы Г.В.Сумарукова

Мария — Ярославне

Акростихи?

Года-загадки

Три письма о книге «Аз и Я»

Святой иль черт?

Кружева имен — реальность или иллюзия?

То ли лебедь, то ли крест

Прозрачная книга — призрачная книга

Свет. Изображение. Текст

Мария Васильковна — Ярославне

 


Портрет Марии

Да, удивительные женщины были на Руси! Говорят, сарматы, разбившие в своё время скифов и захватившие сколотов, будущих славян, были амазонками — отсюда и пошли знаменитые богатырки русских сказок и былин! Мария, дочь Василька, внучка Всеслава, того, кто «обесися сине мгле» (то есть облако оседлал), может быть, и никакая не богатырка. Но чем-то напоминает она тот неуловимый женский идеал, чьи черты проступают с икон тех веков.

А может быть, пришло мне в голову, попытаться поискать изображения Марии, хоть на тех же рисунках в летописи? И представьте, мне кажется, такой «портрет» есть.

Вообще в Лицевой летописи, как известно, есть полный набор иллюстраций к «Слову о полку Игореве». Они могли быть перерисованы с каких-нибудь более древних рукописей.

Просматривая эти изображения, я наткнулся на сцену, где киевский Святослав узнаёт весть о поражении князя Игоря.

Сам Святослав в центре, в короне цесаря. Справа и слева от него — люди, также в коронах, члены его семьи.

Слева (для зрителя, то есть по правую руку) — персонаж с бородой, возможно, один из сыновей великого князя (царя), или Рюрик, соправитель.

А КТО СПРАВА?

Внимательно вглядываясь, видим женское лицо. Жест, который мы бы сейчас назвали «схватилась за голову».

И интересно: её жест повторяет жест Святослава, реакция почти одинакова, как может быть у очень близких людей.

Так не Мария ли это?

Тот, кто сталкивался хоть немного с древнерусской живописной миниатюрой, тот понимает, что каждое изображение лица человека (даже самое маленькое) имеет точно переданные портретные черты. Зная это, я с помощью компьютера увеличил изображение, и получил удивительно прекрасное женское лицо. Проступили даже румяна на щеках!

У меня не осталось никаких сомнений — это Мария! Миниатюра передаёт тот самый трагический момент, когда «княгыня» узнала об участи, постигшей князя, с которым она и её муж связывали, вероятно, будущую судьбу Руси. «Ох, — как бы говорит жест Марии, — не воскресить уже Игоревы полки! Да и сам Игорь пересел видно из седла княжьего в седло невольника».

Даже жест — и тот был из «Слова о полку»! Возникает, естественно, вопрос к тем, кто сомневается в подлинности «Слова»: неужели возможна такая нечеловеческая точность в подделке? Неужели её создатель с увеличительным стеклом исследовал летописи с целью «согласовать» миниатюру и свою «подделку»?

 


 

МАРИЯ ВАСИЛЬКОВНА — жена вел. князя киевского Святослава Всеволодовича, вышла замуж за него в 1143, пережила мужа, умершего в 1194. Мария Васильковна имела на Святослава большое влияние, о чем свидетельствует рассказ о событиях 1180, когда вел. князь киевский только по совету с ней и с «милостником своим» Кочкарем задумывает предпринять поход против князей Давида и Рюрика Ростиславичей. В летописи Мария Васильковна обозначается только как «Васильковна» или как жена Святослава, имя «Мария» названо в Любецком синодике.

Она дочь полоцкого князя Василька Святославича (Рогволодовича), правнучка Всеслава Брячиславича Полоцкого. По мнению А. В. Соловьева, с именем Марии Васильковны связано то, что автор «Слова» «уделяет так много внимания полоцким делам» (Полит. кругозор. С. 83). Дальнейшее развитие и подробную разработку эта мысль Соловьева нашла в работе Л. Е. Махновца.

Последний считает, что автором «Слова» был галицкий князь Владимир Ярославич, женатый на Болеславе — дочери Святослава Всеволодовича и Марии Васильковны (следует отметить, что ко времени событий «Слова» Болеслава либо уже умерла, либо с Владимиром Ярославичем разошлась). Мария Васильковна, теща Владимира Святославича, являлась для него, как считает Махновец, одним из основных информаторов о событиях истории Полоцкой земли и о полоцких князьях. Он полагает, что именно на внимание Марии Васильковны рассчитаны строки «Слова» о гибели ее брата — «Единъ же Изяславъ, сынъ Васильковъ, позвони своими острыми мечи… на кроваве траве притрепанъ литовскыми мечи» (С. 33-34). Как пишет Махновец, «полоцкая тема занимает в «Слове» непропорционально большое место потому, что это тема Марии Васильковны» (Про автора. С. 118).

Лит.: Ипат. лет. Стб. 313, 614, 680; Татищев В. Н. История Российская. М.; Л., 1964. Т. 3. С. 122-123; Соловьев. Полит. кругозор. С. 83-84; Махновец. Про автора. С. 28-29, 75-76, 115-118, 123.

Л. А. Дмитриев

Точка зрения © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.