1313-1359. Зенит. Исламская революция и смена доминанты

1331-1341. Гений Москвы

Едва получив титул князя Новгородского, Иван Калита начал укреплять свою власть и там. Разногласия были крупные, в 1331 г. Иван вступил со своей дружиной в Новгородскую волость — г. Торжок. Там он и имел встречу с возвращавшимся в Новгород архиепископом Василием. 7 декабря 1331 г. Василий был уже в Новгороде, и, согласно обычаю, возглавил совет новгородской вятшей господы.

В 1331 г., после отъезда митрополита Феогноста, была образована самостоятельная Галицкая митрополия во главе с митрополитом Феодором. Впрочем, просуществовала эта митрополия недолго. Стараниями митрополита Феогноста она была упразднена в 1332 г.

В 1332 г. императором Китая стал последний представитель монгольской династии Юань — Тоган-Тимур, наследовавший своему брату Ринченпалу.

На рубеже 1331/32 гг. умер Суздальский князь Александр Васильевич (князем Суздальским и Нижегородским стал его брат Константин), с которым Иван Калита делил великое княжение. Набрав с собой побольше даров хану, его жёнам, нукерам и вельможам, Иван Калита поехал в Орду.

«Узбек звал к себе. Хану опять требовалось русское серебро.

Не без злорадства Калита подумывал о том, сколь бездарно расходует Узбек доходы со своего русского улуса. Все уходило в жадные руки невероятно разросшейся и громоздкой иерархии разных чинов и начальников, крупных и мелких, заполонивших Сарай и прочие ордынские грады. Потому и в войнах неуспешен, потому и с Кавказа ушел и от Литвы терпит уроны!

Гедимин, однако, становится все опасней. Пора хану вмешаться, не то заберет под себя и Смоленск и Подолию! И об этом следовало поговорить с Узбеком. Токмо осторожно. Намеками. И о Твери. Пущай утвердит Костянтина на тверском столе! Александр, воротившийся во Плесков, висит над ним постоянной угрозою… Нынче князя Костянтина он повезет в Орду вместе с собою. Авось и склонит хана к чему путному…

А главное, почему приходило ехать к хану не стряпая, — это была судьба града Владимира. Суздальский князь Александр Васильевич умер на днях. Сейчас поспешить — и все великое княжение будет в его руках!.. Великое княжение владимирское должно быть великим до конца. Единым. С единой главой, единою волею. Его волею, Ивана Данилыча Калиты!»

Эта очередная поездка в Орду осложнялась тем, что недавно у хана Узбека умер сын и наследник — Тимур, и Узбек был не в настроении. Иван, однако, сумел утвердить за собой Владимир и Поволжье. Также он выкупил из плена Наримонта Гедиминовича, заручился его расположением, крестил его в православие и отправил в Литву, к отцу.

 

 

Русские княжества во время правления Ивана Калиты

 

В 1333 г. Гедимин продолжил свой поход на восток. Из Киева был изгнан князь Фёдор и киевские земли перешли к Литве. В том же году Гедимин сделал своим вассалом Смоленского князя Ивана Александровича. В ответ на это татарские войска совместно с князем Дмитрием Брянским идут походом на Смоленск, и князь Иван Александрович соглашается отказаться от власти Гедимина (1333).

Порядком истратившись в Орде, да к тому же ещё затевая к приезду митрополита строительство нового каменного храма, Иван потребовал от новгородцев выплаты дани в увеличенном размере, те отказали. С Новгородом уже начиналась настоящая война, войска в.к. Ивана заняли новгородские волости — Торжок и Бежецкий Верх. Архиепископ Василий Калика начал строительство нового каменного Детинца в Новгороде.

Новгородские и великокняжеские войска в бой не вступали. Велись переговоры. Успехом они, однако, не увенчались. Тогда архиепископ Василий проделал ловкий политический ход. Он поехал во Псков и заключил мир между двумя вечевыми республиками после длительного периода весьма трудных отношений, вызванных стремлением Пскова к отделению. Он там также провёл переговоры с князем Александром Михайловичем и даже крестил его новорожденного сына — Михаила (в будущем — последнего соперника Москвы). Также Новгород вновь принял князем на свои пригороды Наримонта Гедиминовича для защиты от в.к. Владимирского (не всем в Новгороде это понравилось). Иван, поняв, что надо действовать быстро, заключает сепаратный мир с Гедимином Литовским при деятельной помощи митрополита Феогноста, только что приехавшего в Москву. Мир скрепляется браком наследника Ивана Калиты — Семёна Ивановича с дочерью Гедимина Айгустой.

После свадьбы сына Иван Калита едет в Орду, к Узбеку. Там он добивается передачи ему ярлыка на Дмитровское княжество. Князь Борис Давыдович Дмитровский умирает прямо в Орде от огорчения (1334). Неизвестно, когда Иван купил ярлык на Углицкое княжество, поэтому я сообщаю об этом факте здесь.

В 1334 г. начинается серия смут и восстаний в Чагатайском улусе, которая со временем и приведёт к его распаду. За пять лет (1334-1339) там было убито пять ханов, один хан сошёл с ума и была перенесена столица. От основного улуса отделился Мавераннахр (1339), где власть захватил один из мятежных царевичей.

Также около 1335 г. хан Узбек сумел наконец отправить войска на отложившегося хана Белой Орды Мубарек-Ходжу. Войска возглавлял старший сын Узбека — Тинибек. Он сумел изгнать Мубарек-Ходжу и стал ханом Белой Орды сам.

В 1335 г. был отравлен ильхан Абу-Саид, последний ильхан, контролировавший свой улус целиком. У Абу-Саида не было прямых наследников, и в улусе Хулагу начинаются войны за власть.

Воспользовавшись этим, хан Узбек снова выдвигает свои права на Азербайджан и двигает войска на Кавказ. Но Арпа Кэюн, захвативший власть в улусе Хулагу после смерти Абу-Саида, наносит поражение армии Узбека на р. Куре зимой 1335/36 года. Но уже в апреле 1336 г. Арпа Кэюна убил другой претендент — Муса. Смуты привели к ослаблению власти ильханов. Этим и отсутствием легитимного ильхана воспользовались вассалы улуса Хулагу. В 1335-1336 гг. самостоятельность приобретают Грузия, Трапезундская империя, сельджукские султанаты, Киликия и государство Куртов. В разных частях государства появляются новые претенденты и захватывают отдельные регионы. В 1337 г. один из этих претендентов убил ильхана Мусу. Тогда же на юге одной из провинций улуса, Хорасане, начинается восстание сарбадаров, которые основывают собственное государство.

В 1338 г. один из претенденов, Хасан Кучак из рода Чобан, провозглашает новым ильханом Сати-бег, родную сестру последнего законного ильхана Абу-Саида. В 1339 г. другой претендент, Хасан Бузург, провозглашает ильханом Джоган-Тэмура. Хасан Кучак, не желая стать посмешишем со своим ильханом-женщиной, провозглашает ильханом Сулеймана, женив его на Сати-бег.

В 1340 г. претенденты провели генеральное сражение. Хасан Бузург сражение проиграл и отступил в Багдад. Там он низложил своего подставного ильхана Джоган-Тэмура и, объявив о выходе из Монгольской империи, основал собственное государство и династию — Джалаиридов. В том же 1340 г. о независимости объявили Йезд-Систан, где к власти пришла династия Музаффаридов, и Керман-и-Макран. Улус Хулагу таким образом лишился уже более половины своих территорий.

Хасана Кучака в 1341 г. зверски убила собственная жена, и власть перешла к подставному ильхану — Сулейману. Но в 1342 г. он был свергнут братом Хасана Кучака, который сделал ильханом не чингисида — Ануширвана, который и считался ханом до 1353 г. Судя по иранскому имени этой марионетки, воспроизводящего прозвище великого иранского шаха династии Сасанидов, Чобаниды также решили порвать с традицией Монгольской империи и видели в своем ханстве продолжение древней иранской государственности.

Так к 1342 г. от улуса Хулагу осталась только небольшая часть — Гилян, Мазендаран и Хорасан — где с 1336 г. правит один из претендентов — Тога-Тэмур, у которого теперь у единственного оставались хотя бы относительно легитимные права на титул ильхана, так как он принадлежал к «золотому роду» Борджигинов.

В 1336 г. войска хана Узбека совершили поход на Литву, а в 1337 — на польские окраины. В результате этих походов Юрий II Галицкий вновь признаёт над собой власть хана, а князь Фёдор возвращается в Киев.

В 1336 г. князь Александр Михайлович послал своего сына Фёдора в Орду, к Узбеку, на предмет прощупать политическую обстановку и узнать о возможности мирного возвращения в Тверь. Узбек позвал к себе самого Александра (1337), гарантируя ему неприкосновенность. В тот же год при посредничестве митрополита Феогноста в.к. Иван счёл за лучшее заключить мир с Новгородом. Иван наносит государственный визит в Новгород. Новгород принимает его своим князем и выплачивает денежную контрибуцию. Иван хотел было направить войска на Псков, но Новгород этому воспротивился. Как раз в это время Гедимин совершил набег на новгородские земли, мстя за мир с Москвой. Иван в отместку направил свои войска на Литву, где они пограбили пограничье. Гедимин, занятый ссорой с Ливонским Орденом, не стал начинать войны.

В это время (1335/1336) умирает князь Фёдор Давыдович Галицкий, брат покойного Бориса Давыдовича Дмитровского. Иван Калита немедленно едет в Орду и умело используя новгородскую контрибуцию покупает ярлык на Галич Мерьской. Возвратившись, Иван начинает новое размирье с Новгородом, желая присоединить к своим владениям Двинскую волость. Но новгородцы разбивают его войска на Двине.

В 1337-1339 гг. Новгород ведёт войну со Швецией.

В 1337 г. князь Александр приехал в Орду и был хорошо принят — ему вернули Тверское княжество. И даже более того, из Твери было образовано новое великое княжение, в противовес Владимирскому. Так Ивану Калите вновь пришлось делить власть на Руси. В Твери Константин был вынужден добровольно уступить восстановленное им после погрома княжество брату. Александр привёл с собой из Орды двух послов — Киндяка и Авдула, от коих вскоре тяжко пришлось тверской земле. Привёз он с собой и новых приближённых из числа всяческих немцев, что не могло не огорчать его старых бояр. Вскоре несколько наиболее видных тверских бояр (Акинфычи и Андрей Кобыла, предок Романовых), обидевшись на пренебрежение своего князя, уехали служить в.к. Ивану в Москву (он их соблазнил почётом и богатыми вотчинами). По-видимому, Иван Калита как-то сумел организовать противодействие Александру даже среди самой тверской великокняжеской семьи. Не прошло и года по возвращении Александра, как, согласно летописи, его домашние начали доносить на него как на изменника хану Узбеку. (Это, впрочем, так и было. После 1328 г. Тверь всерьёз и надолго вступает в союз с Литвой против Орды).

«Но и за всем тем, и все это — еще слухи, сведения утерянных рукописей, быть может, даже измышленные Татищевым изъяснения трагических событий. Но есть одна строка летописная, дошедшая до наших дней, и строка та глухим и неясным смыслом своим навевает смутный ужас. Печатью обреченности, неизбежности рокового конца веет от нее. Вот эта строка:

«Своя домочадая начаша вадити на Александра». Своя домочадая? Свои домашние? Доносить? Кто?! И тут рука теряет стремительность, перо цепенеет и смущается ум. Даже и днесь, и через шесть веков, трудно заглазно обвинить кого-то… А вдруг именно он невиновен, и клеймо предателя запечатлит и предаст на поругание праведника, обойдя сущего предателя, кто и в самом деле «вадил» на тверского князя?

Но есть одно лицо, коего ежели и не коснулась укоризна древнего летописца, то само сцепление и стечение событий почти обвиняет, почти указует на него… И вновь, цепенеет перо: а вдруг не он? И все же… И все же мысль возвращает все к одному и тому же: князь Константин. Родной брат.

Да, да! Страшно подумать о сем! Но вспомним весь путь третьего сына Михаилова, свидетеля убийства отца, насмерть и на всю жизнь испуганного, взятого Юрием и женатого на дочери Юрия Софье — властной, в отца, и нравной девушке (годами старше своего мужа!), за которой как-никак стояла непреложная воля Москвы (ее и в Твери так и продолжали звать «московкой»).

И еще не забудем вкрадчивого и такого внимательного в мелочах, подарках, приветных посылах и прочем дядю Софии Юрьевны — Ивана Данилыча Калиту. … И тут вновь перо начинает тяжелеть… Она ли заставила своего робкого мужа написать Узбеку, или сама посылала доносы в Орду? Или повадила кого третьего на злое дело противу князя Александра?

Так ли, иначе, но и году не сидел на столе Александр Михалыч Тверской, как «своя домочадая начаша вадити на него», как началась и взорвалась возмущением и отъездами на Москву рознь боярская, как страшно заколебались весы, на коих весились и власть, и сама жизнь великого князя тверского.»

Иван Калита потихоньку начинал собирать доказательства о союзе Александра с Гедимином против Узбека. Он снова поехал в Орду, чтобы разобраться в новой политической обстановке. Там ему удалось выпросить два тумэна конницы чтобы пригрозить Смоленску, на который опять зарился Гедимин. Там же он встретил Наримонта Гедиминовича, вновь взятого в плен татарами, и, видимо, обещал его снова выкупить и оказать помощь против его братьев, если тот даст свидетельства против своего отца и Александра. Воротясь из Орды, Иван Калита при посредничестве своих новых бояр продолжил собирать улики против Александра….

«Как украсть тайную договорную грамоту и сделать это так, чтобы ее не хватились возможно дольше? Быть может, переписать? Но тогда недоказуема ее подлинность! Или, изготовив противень, подменить одну другою… Но серебряные вислые печати? Но оттиски личных княжеских клейм? А только по ним и удостоверяется подлинность грамоты! Иначе к противню (списку) должна быть приложена иная грамота, удостоверяющая подлинность первой, и грамота эта должна быть написана и запечатана лицом по меньшей мере княжеского рода. Я не знаю доподлинно, что происходило в тверском княжеском дому в 1338 году от Рождества Христова, и не могу и не хочу изобретать романического сюжета, ночных сцен, подкупленных слуг, тайных похищений и прочего. Грамота была, однако, взята и передана Ивану Акинфову княжеской, и быть может даже женской, рукой. И взята так, что ни Александр, ни дьяк его, обязанный следить за сугубою сохранностью тверских государственных хартий, не хватились ее до последнего дня и часа. Могу здесь повторить только одно, доподлинно известное мне, а именно, что «своя домочадая начаша вадити на Александра».»

Александр Тверской посылает в Орду своего сына Фёдора. Иван Калита, набрав достаточно улик и свидетельств, вместе с двумя своими сыновьями также отправляется в Орду. В Орде Иван предъявил все доказательства Узбеку и добился у него обещания казнить Александра Тверского. Александр был вызван в Орду на суд. Также хан предоставил Ивану обещанные тумэны для похода на Смоленск и выдал ярлык на Белозёрское княжество. Взамен Узбек потребовал выплатить дань за этот год в двойном размере.

Поход на Смоленск состоялся в 1339 г., по результатам этого похода Смоленский князь признал над собой сюзеренитет Орды.

В это время в.к. Литовский Гедимин, находясь при смерти, завещал Литву своему младшему сыну — Евнутию. Старшие сыновья Гедимина — Ольгерд, Кейстут и Любарт готовились с оружием в руках отстаивать свои права. Исходя из сложившегося положения, Иван Калита решился на новое размирье с Новгородом и потребовал выплатить ему те суммы, которые он наобещал Узбеку и которых у него не было. В Орду, для демонстрации своих верноподданнических чувств, он послал всех трёх своих сыновей заложниками.

Александр Михайлович Тверской приехал в Орду в 1339 г. Суд над ним состоялся заочно. По решению суда он был казнён вместе со своим сыном Фёдором. Тверским князем стал Константин Михайлович.

В 1339 г. Иван Калита начал строительство нового Московского Кремля. В тот же год московская и татарская армии ходили воевать со Смоленским княжеством, приводя его к покорности. К этой армии присоединились также князья Константин Васильевич Суздальский, Константин Васильевич Ростовский, Иван Ярославич Юрьевский, Иван Дрютский и Фёдор Фоминский. Константин Тверской участвовал в финансировании. В тот же год князь Рязанский Иван Иванович Коротопол захватил в плен и убил князя Александра Михайловича Пронского.

Иван Калита нанёс визит в Тверь, где в качестве символа его победы был снят с колокольни церкви Св. Спаса главный тверской колокол и перевезён в Москву.

В Москве начали строительство каменной церкви в монастыре Св. Богоявления, где был монахом Алексий (в миру — Елевферий Фёдорович Бяконтов, крестник великого князя Ивана), которого в.к. Иван и митрополит Феогност собирались сделать митрополичьим наместником.

В 1338 г. начинается Столетняя война между Англией и Францией.

В 1339 .г в Карачевском княжестве князь Андрей Мстиславич был убит своим племянником Василием Пантелеймоновичем.

Приблизительно в это время умирает Софья Юрьевна, жена Константина Михайловича Тверского.

В 1340 г. умер король Малой Руси Юрий II — Болеслав Тройденович Мазовецкий, вассал хана Узбека. Он не оставил прямого наследника, и на его земли одновременно претендуют Польша, Литва и Венгрия. Король Польши Казимир III Великий захватывает Галич. Сын в.к. Гедимина Любарт захватывает Волынь, обосновывая свои права на неё династическим браком с дочерью последнего Волынского князя.

В это время умер в.к. Гедимин (1340). Ему наследовал его младший сын — Евнутий.

Хан Узбек отреагировал на создавшуюся обстановку немедленно. Татарские войска вошли в пределы Галицко-Волынской Руси уже в том же 1340 г. Едва об этом стало известно, в Галиче было поднято народное восстание и изгнан польский гарнизон, а город сдался ханским войскам. Наместником Узбека там был назначен Дмитрий Дедко, глава восстания. Любарт Гедиминович сам прислал татарам послов, прося принять его в подданство и не идти на Волынь. Любарт был во вражде с новым великим князем Литовским. Поэтому рассмотрев его предложение, Узбек назначил его князем Волыни на правах своего вассала, а также под его покровительство был передан Галич.

Иван Калита умер в 1341 г., его старший Семён находился в это время в Нижнем Новгороде, который Московские князья втихаря отбирали у Суздальских. В своём завещании в.к. Иван разделил Московское княжество между тремя своими сыновьями.

Точка зрения © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.