Так создавалась империя…

а) К надиру & История о великом князе Московском. 1462-1481.

Новый великий князь Московский, Иван III Васильевич, вступил на престол в возрасте 22 лет (1462). За 43 года своего правления ему предстояло собрать воедино практически всю Северо-Западную Русь, которая стала называться Россией. Выиграть войны со всеми своими соседями, причём с аннексией обширных территорий. Поставить от себя в вассальную зависимость Казанское ханство, снять последнюю свою зависимость от Орды. Подчинить себе Церковь. Провести многие реформы. Стать фактически первым на Руси самодержцем, выдвинуть претензии на всё древнекиевское наследие, принять новый титул — государь всея Руси, заменивший прежний — великокняжеский. Породниться с императорской династией павшей Византии, что поколение спустя приведёт к идее о Третьем Риме.

Фактически, 13-ая глава этой работы — это описание его шествия от успеха к успеху через преодаление многочисленных и серьёзнейших преград.

Иван III был первым с 1237 г великим князем, получившим свой титул по праву рождения, а не по ярлыку ордынского хана. Сразу же после смерти своего отца он заявил об отказе от ханского ярлыка на великое княжение и прекратил выпуск русских денег с именем хана Большой Орды.

Активную политику он начал проводить с самого начала своего самостоятельного правления (напомню, что с 8-летнего возраста он считался соправителем своего отца с титулом великого князя).

Иван III Васильевич

Иван III Васильевич

В 1462 г молодые великие князья, Иван Московский и Михаил Тверской, заключили договор, где обязались совместно выступать против Литвы, Польши, Ордена и Орды.

В том же 1462 г епископ Пермский Иона крестил Великую Пермь вместе с её князем, введя таким образом эти отдалённые земли в сферу интересов Москвы.

В.к. Иван с самого начало своего правления взял курс на централизацию своей власти. Уже в 1463 г династия Ярославских князья во главе с Александром Фёдоровичем Брюхатым была вынуждена уступить в.к. Ивану все свои владетельные права. Ярославское княжество было ликвидировано и вошло в состав в.к. Московского. Ярославские князья перешли на московскую службу.

В 1463 г в Москву прибыло посольство Псковской республики. Официальной целью посольства было принесение боагодарности псковичей в.к. Московсому за предоставление военных сил против немцев. Но также псковичи жаловались на Новгород, обвиняли новгородцев в том, что они не хотели пропускать посольство через свою территорию. Также Псков просил себе независимого от Новгорода епископа.

В.к. Иван был крайне удивлён таким поведением новгородцев, ибо Новгород официально признавал его своим господином. «Как это вы побоялись моей отчины, Великого Новгорода? Как новгородцам не пропустить ваших послов ко мне, когда они у меня в крестном целовании?» Но по совету с митрополитом в самостоятельном епископе для Поскова было отказано.

В 1463 г Псков изгнал своего князя — Владимира Андреевича, данного им в.к. Василием Тёмным с нарушением старинных обычаев. Псковское посольство просило в Москве себе другого князя — Фёдора Юрьевича. В.к. Иван согласился на их просьбу: «Какой мой князь будет вам надобен в наместники, того я к вам отпущу, …а я вас, свою отчину, жалую».

В 1463 г умер Казанский хан Махмутек. Ему наследовал его сын Халиль.

В 1464 молодой в.к. Рязанский, Василий Иванович, воспитывавшийся с 1456 г в Москве, отбыл в Рязань. В том же году он женился на сестре в.к. Ивана — Анне.

В 1464 г Сибирское ханство (Тюменский юрт), отделившееся шестью годами ранее от Узбекского ханства, возглавил Ибак-Ибрагим, из Шейбанидской ветви династии Чингисидов. Одновременно он стал и номинальным ханом Ногайской Орды. Теперь на терриотрии улуса Джучи существовали одновременно восемь государств: Большая Орда, Ногайская Орда, а также Казанское, Крымское, Астраханское, Сибирское, Узбекское и Казахское ханства.

В 1464 г митрополит Московский и всея Руси Феодосий по настоянию в.к. Ивана оставил митрополичью кафедру. Новым митрополитом собором русских епископов был избран Филипп.

В 1465 г в.к. Иван проводит очередной удар по удельным владетелям. Он вынуждает старейшего из них, своего дядю князя Михаила Верейского, заключить новый договор, по которому Верейский князь отказывался в пользу в.к. Ивана от некоторых своих владений и признавал себя «младшим братом» всех братьев в.к. Ивана.

В 1465 великокняжеские войска под командованием князя Василия Вымского и Василия Скрябы присоединили к владением в.к. Ивана Васильевича Югорскую землю, ранее числившуюся волостью Новгородской республики.

В 1465 г ханом Большой Орды окончательно утвердился Ахмат.

В 1466 г умер Крымский хан Хаджи-Гирей, всю свою жизнь находившийся под литовским влиянием. Свои права на ханский титул заявили два его сына — Нур-Даулет и Менгли-Гирей. Ханом стал Нур-Даулет, но уже в 1467 г он был изгнан из Бахчисарая Менгли-Гиреем.

В 1466 вятчане совершали разбойный поход на Кокшегну. Под Гледеном их догнали войска великокняжеского наместника боярина Сабурова. Но, приняв взятку, он их отпустил.

В 1467 г умерла супруга в.к. Ивана Васильевича — в.к. Мария Борисовна Тверская. От этой, первой, жены у в.к. Ивана Васильевича был один сын — тоже Иван, названный Молодым. Иван Молодой также носил с раннего возраста великокняжеский титул, для демонстрации того, что именно он является единственным и неоспоримым наследником, согласно прямому монархическому праву наследования, придуманному сто лет назад митрополитом Алексием.

С 1467 г в Казани умер хан Халиль. В.к. Иван Московский, воспользовавшись удобным случаем, начал проводить активную внешнюю политику.

Мнения казанской аристократии разделились. В Казани уже существовала промосковская партия, которая хотела видеть своим ханом находящегося на московской службе царевича Касима, сына хана Улу Мухаммеда. Но верх взяла другая партия, и ханом был провозглашён Ибрагим, брат хана Халиля.

Царевич Касим испросил разрешения у своего сюзерена, в.к. Ивана Московского, занять отцовский престол. В.к. Иван нашёл момент удачным для вмешательства в дела могущественного соседа и такое разрешение дал.

В.к. Иван дал в помощь войскам царевича Касима и свои войска под командованием князя Ивана Стриги Оболенского. Соединённые армии выступили в поход в августе 1467 г. Однако хан Ибрагим повёл войну очень умело и московско-касимовские войска едва дойдя до Волги были вынуждены отступить.

Дождавшись зимы, хан Ибрагим совершил ответный поход на территорию в.к. Московского и разорил земли под Галичем. Но укреплённых городов хан брать не пытался, так как в.к. Иван успел заблаговременно разослать по ним сильные гарнизоны. В конце концов, находясь уже близ Костромы и не желая вступать в столкновения с главными силами московской армии под командованием князя Стриги Оболенского, хан Ибрагим отвёл свои войска.

Той же зимой 1467/1468 г московские войска под командованием князя Данилы Холмского совершили нападение на территории вассальных Казани черемисов.

В ответ на это хан Ибрагим разделил свою армию на две части. Одна направилась к северу и взяла г. Кичмен и оккупировала две костромские волости. Вторая армия направилась на юг в сторону Н. Новгорода и Мурома. Эта вторая армия была разбита войсками князя Данилы Холмского, а её предводитель, мурза Хаджи Берды, был взят в плен.

Весной 1468 г по требованию в.к. Ивана войну Казани объявила Вятка. Но вятские войска были разбиты казанцами, их столица, Хлынов, взята штурмом. А само Вятское государство де-факто оказалось присоединённым к Казанскому ханству.

Весной 1469 в.к. Иван подготовил крупномасштабный поход на Казань, намериваясь взять её в окружение двумя армиями, который должны были подойти к ней с разных сторон.

Первая армия отправлялась из Н. Новгорода, возглавлял эту армию боярин И.Д. Руно. Вторая армия отправлялась речным путём из Устюга, командовал ей князь Данила Ярославский.

Однако скоординировать действия этих армий не удалось, они подошли к Казани в разное время и были разбиты по одиночке. 21 мая 1469 г войска боярина Руна были отбиты от Казани и отступили к Н. Новгороду. А речной флот князя Данилы Ярославского был разбит на Волге Казанским флотом, сам князь Ярославский попал в плен.

В том же 1469 г из Устюга совершил поход отряд князя Константина Беззубцева, но также был разбит казанскими татарами.

В 1469 г, на требование в.к. Ивана участвовать в походе против Казане, правительство Вятки ответила отказом, объявив свой нейтралитет в этой войне. На деле Вятка уже не была нейтральной — она попала в зависимость от Казани.

Все эти неудачи отнюдь не обескуражили в.к. Ивана, и он с характерным для него упорством продолжил войну с Казанским ханством. Он перегруппировал свои войска и вручил командование над ними своим братьям — князьям Юрию и Андрею Большому Васильевичам. Так же вятчанам был снова послан приказ выступать в поход, но Вятка теперь крепко попала в зависимость от хана Ибрагима и приказ выполнять отказалась.

Князь Юрий Васильевич сумел довести свои войска до Казани и окружить город. 1 сентября московские войска начали штурм города. Хан Ибрагим был озадачен таким упорством своего молодого и горячего западного соседа. Он не понимал, по какой причине тот, несмотря на несколько поражений, продолжает войну. Ибо с точки зрения Ибрагима война потеряла смысл, так как московский ставленник на казанский трон — царевич Касим — как раз умер (Касимовским ханом стал его сын — Данияр). И дальнейшие военные действия, по мнению Ибрагима, теряли всякий смысл. И он предложил начать переговоры. В.к. Иван, у которого как раз наметились осложнения с Новгородом и Литвой, на переговоры легко согласился. Мир был заключён весьма быстро на условии возвращением Казанским ханством всех русских пленников. Других условий в этом мирном договоре не было.

Мир этот продержался 8 лет.

В 1468 г, оставив своё государство в состоянии мятежа, умер узбекский хан Абулхаир. Ему наследовали сыновья, которые смогли продержаться у власти ещё около года. Но в 1469 г, после убийства Шейх-Хайдара, Узбекское ханство распалось. Только 30 лет спустя Шейбани-Мухаммед, внук Абулхаир-хана, смог создать новое государство Шейбанидов. Узнав о смерти хана, Казахская Орда перекочевала обратно из Семиречья в степи.

В 1469 г происходили столкновения Пскова с Ливонским Орденом. 1 января 1480 немецкие войска неожиданно напали на псковские владения. Немцы осаждали Изборск и Псков. В 1482 г Псков и Орден заключили мир на 10 лет.

В.к. Василий Тёмный уже достаточно сильно выразил намерение подчинить Новгород великокняжеской власти. После похода 1456 г он, под предлогом, что новгородцы не достаточно сильно чтят его власть, собирался провести ещё один поход, но был отговорён митрополитом Ионой. Меж тем в Новгороде прекрасно видели, к чему клонит в.к. Московский. А так как на Руси противовеса ему больше не было, то новгородские власти обратили свой взор на короля Польского и в.к. Литовского и Русского Казимира IV Ягеллона. Литовские великие князья уже неоднократно предлагали своё покровительство Новгородской республике. Многие крещёные по православному обряду представители рода Гедиминовичей принимались Новгородом в качестве служилых князей. И всё-таки не смотря на все попытки ни Ольгерду, ни Витовту подчинить себе Новгород не удалось. Правда, уже с 30-х годов XIV века в Новгороде появляется пролитовская партия. Но пока давление со стороны в.к. Владимирских было не очень сильным, партия эта пользовалась влиянием, но не властью. С конца же правления в.к. Василий Тёмного, считая что политическая независимость от Москвы — это главное, и успокаивая себя тем, что в Киеве теперь есть собственный митрополит, пролитовская партия приходит к власти. Во главе её стоят вдова посадника Исаака Борецкого Марфа и её сыновья (Борецкие — один из самых богатейших и влиятельнейших боярских родов в Новгороде). Их также поддерживают Новгородские архиепископы и значительная часть виднейшего боярства. Архиепископу Ионе в.к. Иван даже направлял специальное послание, в котором требовал он него признание власти митрополита Московского, а не Киевского.

В 1469 г в Москву приезжал новгородский посол Василий Ананьин с жалобами на великокняжеских наместников. На вопросы же в.к. о многочисленных отступлениях Новгорода от договора 1456 г отвечал: «Великий Новгород об этом не мне приказал». В.к. Иван был недоволен этим и велел Ананьину сказать новгородцам: «Исправьтесь, отчина моя, сознайтесь, в земли и воды мои не вступайтесь, имя мое держите честно и грозно по старине, ко мне посылайте бить челом по докончанию, а я вас, свою отчину, жаловать хочу и в старине держу». Отправивши такое умеренное требование, без всяких угроз, в.к Иван, однако, не очень надеялся на удовлетворительный для себя ответ со стороны Новгорода и стал думать о походе, послал сказать псковичам: «Если Великий Новгород не добьет мне челом о моих старинах, то отчина моя Псков послужил бы мне, великому князю, на Великий Новгород за мои старины».

В 1470 г к Москве были присоединены два последних формальных Стародубских удела — Палецкое и Пожарское княжеста. А также бывший Черниговский удел — Волконское княжество.

В 1470 г в Новгороде умер архиепископ Иона. Тогда же в Новгород приехал князь Михаил Олелькович, брат князя Семёна Олельковича Киевского. Михаила Олельковича выпросили у Казимира IV новгородские бояре и приняли к себе служилым князем. Принимать князей литовских и давать им кормление на пригородах не было новостью для Новгорода, и подобные приемы прежде не вели к разрыву с московскими князьями, которые продолжали держать в Новгороде своих наместников. Так и теперь новгородцы, принявши Михаила Олельковича, не показали пути наместникам в.к. Ивана. Но времена теперь были уже не те. Фактически Новгороду предстояло решить, будет ли он поглощён в.к. Московским или в.к. Литовским. И при решении этого вопроса город разделился на две стороны. Князя Михаила Олельковича выпросили у Казимира не для защиты от шведов или немцев, выпросила его литовская партия для усиления себя и для угрозы Москве.

В 1470 по жребию был избран последний архиепископ Господина Великого Новгорода — Филофей. Он был «умеренный» сторонник пролитовской партии, и на постановление желал ехать непременно в Москву. Этим хотел было воспользоваться радикально настроенный Пимен, другой кандидат на архиепископство, желавший ставиться в Киеве. Но он своим несколько незаконным обращением с архиепископской казной оттолкнул от себя мнение веча.

Мнение веча было сильно разделено, особенно когда были получены известия о союзе Москвы со Псковом против Новгорода. На вече было высказано такое мнение: «Не хотим за великого князя московского, не хотим называться его отчиною, мы люди вольные; не хотим терпеть обиды от Москвы, хотим за короля Казимира! Московский князь присылает опасную грамоту нареченному владыке, а между тем поднимает на нас псковичей и сам хочет идти!» И ещё такое мнение: «Хотим, по старине, к Москве! Нельзя нам отдаться за короля и поставить владыку у себя от митрополита-латинца». Вечевая усобица должна была решить вопрос о том, за кем быть Новгороду — за литовским или московским князем.

«Природа веча давала стороне богатейшей возможность осилить противников менее богатых наймом людей, которые продавали не только свои голоса на вече, но и свои руки, когда дело доходило до схватки: по словам летописца, приверженцы Литвы стали нанимать худых мужиков вечников, которые готовы стать за всякого, по своему обычаю; вечники начали кричать: «Хотим за короля!» — и бросать камнями в тех, которые хотели оставаться за московским князем. Наконец литовская сторона осилила: отправили посла с поминками и с челобитьем к королю, и король заключил договор со всем Великим Новгородом.»

Король Казимир направил в Новгород своего наместника и обязался предоставлять защиту от Москвы. Впрочем, Казимир заключил этот договор на правах в.к. Литовского, о Польше в договоре не упомянуто ни слова.

Узнав о победе литовской партии в Новгороде в.к. Иван и митрополит Филипп направили в Новгород своих послов. В.к. Иван писал: «чтобы отчина его, новгородцы, от православия не отступали, лихую мысль из сердца выкинули, к латинству не приставали и ему бы, великому князю, челом били, да исправились, а он, великий государь, жалует их и в старине держит».

В 1471 году король Казимир IV принял Новгородскую республику под своё покровительство. Однако на деле оказать покровительства Новгороду он в это время не мог. Ибо, во-первых, он был слишком зависим от воли сеймов, которые ему вечно отказывали в деньгах, а если и давали, то только в обмен на новые привилегии. А во-вторых в том же 1471 г умер король Чехии Юрий Подебрад. Мнения чехов о выборе нового короля разделились. На чешскую корону претендовали сын умершего короля — Юрий, которого поддерживали гуситы; Матвей, король Венгрии; Фридрих Габсбугр, император Священной империи и эрцгерцог Австрийский. Казамир IV, король Польский и великий князь Литовский, выдвинул кандидатуру своего сына — Владислава. Владислав в конце концов и стал королём Чехии, но Казимир, добиваясь этого, не стал помогать Новгороду в его войне с Москвой. Ибо ему пришлось вести войну с другими претендентами на Чехию, прежде всего с королём Матвеем Венгерским. Судьба Новгорода его в этих условиях интересовала не очень.

Московское посольство в Новгород не увенчалось успехом и в мае 1471 г Московская боярская дума объявила Новгороду войну. Момент был подходящий: Казимир IV был всецело поглощён Чехией, где он делал королём своего сына. К тому же, Орден обещал не дать его войскам пройти к Новгороду, так как Орден не хотел присоединение Новгорода ни к Москве, ни к Литве.

В.к. Иван оставил на Москве в качестве исполняющего обязанности в.к. Московского своего сына Ивана Молодого, вместе со своим братом князем Андреем Большим и татарским царевичем Муртозою.

С собой на Новгород в.к. Иван взял остальных своих братьев, князя Михаила Верейского с сыном и Касимовского хана Данияра. Согласно договорам, требования о помощи было отправлено в Тверь, а требование о предоставлении войск — во Псков и на Вятку.

Ожесточение этой войны было весьма сильным. В летописи сказано: «Неверные изначала не знают бога; а эти новгородцы столько лет были в христианстве и под конец начали отступать к латинству; великий князь пошел на них не как на христиан, но как на иноязычников и на отступников от православия; отступили они не только от своего государя — и от самого господа бога; как прежде прадед его, великий князь Димитрий, вооружился на безбожного Мамая, так и благоверный великий князь Иоанн пошел на этих отступников». Т.е. фактически в летописи сказано, что новгородцы — хуже татар. Как замечает по этому поводу Л.Н. Гумилёв, различие в мироощущениях в Московской Руси и в Новгороде зашли так далеко, что фактически они представляли собой уже полностью различные этнические общности.

10-тысячный авангард великокняжеской армии, под командованием князя Даниила Дмитриевича Холмского (князья Холмские, из рода в.к. Тверских, были уже фактически служилыми князьями на Москве) выступил к Русе. Князь Стрига-Оболенский и татары царевича Данияра выступили к Вышнему Волочку. Удельные князья в.к. Московского двигались также каждый по своему пути, разоряя попутно Новгородские земли. Сам в.к. Иван, выступив из Москвы 20 июня, 29 июня был уже в Торжке, где к нему и явились псковские послы, сказавшие, что согласно договорным обязательствам Псков объявил войну Новгороду.

А Новгород ниоткуда не смог получить помощи. Казимир IV занимался чешскими делами. Михаил Олелькович, узнав о смерти своего брата — князя Семёна Олельковича Киевского, сказал новгородцам комплимент и вместе с дружиной уехал в Киев, отстаивать свои права на престол. Впрочем, безрезультатно. В том же 1471 г Казимир IV окончательно ликвидировал Киевское княжество. Другой служилый Новгородский князь — Василий Гребёнка Шуйский, охранял Заволочье. Новгород направлял посольство в Ливонский Орден с просьбой о помощи, но немецкие войска не успели выступить.

Меж тем 23 июня князь Холмский взял Русу и разбил два отряда новгородцев, воеводы которых не смогли про меж собой договориться о совместных действиях. 10 июля в поход выступили псковичи под командованием князя Василия Фёдоровича Шуйского. Тем временем в Новгороде с великими насилиями была собрана большая армия. Как утверждается, численностью до 40 тысяч человек, под командованием посадника Дмитрия Исааковича Борецкого.

В решающей для этой войне битве, произошедшей 14 июля при р. Шелони, князь Данила Холмский наголову разбил эту новгородскую армию. Причём посадник Дмитрий Борецкий был взят в плен. А в его документах был найден секретный договор с королём Польским и в.к. Литовским Казимиром IV. Этот договор был немедленно отослан в.к. Ивану. В тот же день, но в другом месте, одно из соединений псковской армии, численностью 1500 человек, было разбито новгородцами.

24 июля в.к. Иван подошёл к Русе. Он стал ждать посольства из Новгорода, где после известия о поражении назревал бунт. Одолели противники Москвы. В связи с этим Дмитрий Борецкий и трое других пленных бояр из числа наиболее непримиримых, были по приказу в.к. Ивана казнены.

А князь Василий Гребёнка Шуйский, имевший армию в 12000 человек, был разбит на Двине войсками великокняжеского боярина Образца.

В конце концов новгородское посольство во главе с архиепископом Филофеем прибыло к в.к. Ивану. По просьбе митрополита Филиппа в.к. Иван проявил милость, дал Новгороду мир по старине. Новгород выплатил в.к. Ивану огромную контрибуцию в размере 15000 рублей, а также контрибуции другим князьям — участникам похода.

В 1471 г Казимир IV присылал посольство к хану Ахмату с предложением совместного удара по в.к. Московскому. Но хан Ахмат смог подвести свои войска к русской границе в районе г. Алексина только летом 1472 г, уже после завершения Новгородской войны. К Оке для отражения татар подошли войска князей Василий Михайловича Верейского и Юрия Васильевича. А также войска великокняжеского воеводы Петра Челяднина. Город Алексин был однако Ахматом взят. Но так как он получил известия ещё и подходе самого в.к. Ивана и Касимовского хана Динияра, то хан Ахмат отвёл свои войска обратно в степи. Военного столкновения не произошло.

В 1472 г Псковская республика просила себе нового князя — Ивана Васильевича Стригу-Оболенского. Но в.к. Иван назначил Псковским князем его брата — Ярослава.

В 1472 г умер бездетным брат в.к. Ивана — князь Юрий Васильевич. В своём завещании он не упоминает своих владений — Дмитровского, Можайского и Серпуховского княжеств. Великокняжеские братья претендовали на часть наследства, но в.к. Иван присоединил весь этот удел к своим владениям. Его братья пытались устроить смуту. Но при посредничестве их матери помирились. Великокняжеские братья признали правомерность действий в.к. Ивана, за что тот выделил им некоторые территории из своих личных владений. Князь Борис получил Вышгород, отнятый в 1465 г у князя Михаила Верейского. Князь Андрей Меньшой получил Тарусу. Желая рассорить братьев, князю Андрею Большому в.к. Иван не дал ничего. Но его мать, в.к. Мария Ярославна, выделила тому одно из своих владений — Романовское княжество.

После этого в.к. Иван заключил с двумя младшими братьями договор, по которому они отказывались от прав на великое княжество, признавали наследником в.к. Ивана его сына Ивана Молодого, обязались не претендовать на удел князя Юрия, считать Касимовских царевичей старше себя. Третий великокняжеский брат, князь Андрей Большой, этот договор не подписал.

В 1469 г папа Римский Павел II, через посредничество униатского митрополита Виссариона, предложил в.к. Ивану взять в жёны жившую при его дворе Софью Палеолог, дочь Фомы Морейского, племянницу последнего императора Византии Константина XI.

Предложение это Павел II сделал это, без сомнения, желая воспользоваться случаем завязать отношения с Москвой и утвердить здесь свою духовную власть посредством Софии, которую по самому воспитанию её не мог подозревать в отчуждении от католицизма.

После нескольких посольств между Москвой и Римом, в июне 1472 г Софья Палеолог выехала на Русь. С ней ехал папский легат кардинал Антоний со свитой. 13 ноября 1472 г состоялось венчание в.к. Ивана Васильевича и царевны Софьи. Тогда же кардинал Антоний повёл речи о воссоединении церквей и о Флорентийской унии, но абсолютно безуспешно.

В.к. Софья со временем приобрела довольно сильное влияние на своего мужа в некоторых вопросах, постепенно настраивая его на принятие византийских форм самодержавия.

«До сих пор главною заботою московских князей было собирание Русской земли,… вместо вождей дружины, какими князья являлись на юге, мы видим на севере князей-собственников, хозяев. Мы видели, как все отношения — отношения духовенства, дружины, остального народонаселения — клонились к утверждению в Москве крепкого самодержавия; в половине XV века все уже было приготовлено к тому, чтоб новое государство приняло именно эту форму; но от старого порядка вещей оставались еще некоторые предания, обычаи, приемы, от которых нужно было освободиться.

Великий князь Московский на деле был сильнейшим из князей Северной Руси, которому никто не мог противиться; но он продолжал еще носить название великого князя, что означало только старшего в роде княжеском; он еще недавно кланялся в Орде не только хану, но и вельможам его; князья-родичи еще не переставали требовать родственного, равного обхождения; члены дружины еще сохраняли старое право отъезда, а это отсутствие прочности в служебных отношениях, хотя на деле и пришедшее к концу, давало им повод думать о старине, когда дружинник при первом неудовольствии отъезжал от одного князя к другому и считал себя вправе знать все думы княжеские; при дворе московском явилась толпа служилых князей, которые не забыли о своем происхождении от одного родоначальника с московским великим князем и выделялись из дружины московской, становясь выше ее, следовательно, имея еще более притязаний; церковь, содействуя московским князьям в утверждении единовластия, давно уже старалась дать им высшее значение относительно других князей; но для успешнейшего достижения цели нужна была помощь преданий Империи; эти-то предания и были принесены в Москву Софиею Палеолог.

Современники заметили, что Иоанн после брака на племяннице императора византийского явился грозным государем на московском великокняжеском столе; он первый получил название Грозного, потому что явился для князей и дружины монархом, требующим беспрекословного повиновения и строго карающим за ослушание, возвысился до царственной недосягаемой высоты, перед которою боярин, князь, потомок Рюрика и Гедимина должны были благоговейно преклониться наравне с последним из подданных; по первому мановению Грозного Иоанна головы крамольных князей и бояр лежали на плахе. Современники и ближайшие потомки приписали эту перемену внушениям Софии, и мы не имеем никакого права отвергать их свидетельство. Князь Курбский, защитник старины, старых прав княжеских и боярских, говорит, что перемена в поведении князей московских произошла от внушения жен иноплеменных. Нет преступления, в котором бы ожесточенный потомок князей ярославских не обвинил Иоанна III и Софию.»

Софья Палеолог

Софья Палеолог

Именно влиянию Софьи приписывают принятие Иваном III новой титулатуры — государь всея Руси и самодержец (буквальный перевод греческого «автократор» — титула императоров Византии), выдвижения претензий на безоговорочное наследие всех земель Киевской Руси, принятие политики на полное присоединение Новгорода, окончательный разрыв с Ордой, а также многое другое.

В 1472 году войска князя Фёдора Пёстрого подчинили Москве Великую Пермь, ранее числившуюся волостью Новгородской республики. Однако вплоть до 1505 г там правили местные князья, и только в 1505 г в Пермь был послан великокняжеский наместник.

В 1473 г умер митрополит Филипп. Новым митрополитом был избран Геронтий.

В 1474 г Псковский служилый князь Ярослав Стрига отбил немецкое нападение. В том же году он попытался усилить свою власть над Псковом, чем вызвал большой конфликт с населением города. Спор был перенесён на суд в.к Ивана, который затянулся до 1475 г. В 1475 г, Находясь в Новгороде, в.к. Иван решил этот суд в пользу князя Ярослава Стриги.

В 1474 г войска хана Ахмата вновь подходят к границам Руси. В.к. Иван, в очередной раз избегая сражения с ним, соглашается выплатить 140 тыс. алтын. Удовлетворившись таким решением, обе стороны отводят свои войска.

В 1474 г Нур-Даулет при помощи хана Ахмата снова вернул себе Крым. Но в 1475 г Менгли-Гирей с помощью турок-османов вернул ханство себе и стал вассалом турецкого султана. А Нур-Даулет бежал в Москву, где был хорошо принят. Несмотря на это, между в.к. Иваном и ханом Менгли-Гиреем началось сближение, так как объективно Москва и Крым имели двух общих противников — Литву и Большую Орду. В конце концов великокняжеский посол, боярин Беклемишев, заключил с Крымским ханом формальный союз. Союз этот обходился Ивану III недёшево, так как крымские татары постоянно требовали себе подарков по любому поводу. Впрочем, договор оказался достаточно прочным и соблюдался до самой смерти Ивана III. Так, в 1485 г, когда произошло дежурное столкновение сыновей хана Ахмата с ханом Менгли-Гиреем, Иван III посылал свои войска на помощь Крымскому хану.

В 1476 г хан Ахмат прислал посольство в Москву с требованием в.к. Ивану явиться в Орду. Иван III это требование отклонил и, как считается, под влиянием своей жены решился на полный разрыв отношений с Большой Ордой.

В 1476 г псковское посольство приехало в Москву жаловаться на самоуправство князя Ярослава Стриги и просить себе другого князя — Ивана Александровича Звенигородского. Во Пскове вспыхнула смута, вечем было решено изгнать князя Ярослава из города. В феврале 1477 г князь Ярослав покинул Псков вместе со всей своей дружиной по приказу в.к. Ивана. Псковские послы также явились в Москву и выпросили себе князем Василия Васильевича Шуйского.

В 1476 г из Твери на Москву отъехали многие бояре и перешли на службу в.к. Ивану.

Осенью 1475 г в.к. Иван выехал в Новгород для исправления, согласно договорам, судебных дел. По всему пути следования к нему стекался умело организованный обильный поток жалобщиков на новгородские нестроения.

Согласно жалобам новгородцев по великокняжескому приказу были схвачены некоторые лидеры литовской партии, часть из них была потом отпущены под залог. Остальное новгородское боярство устраивало для в.к. беспрерывные пиры, дарило ему дары и т.п., дабы у него времени ни на что уже не оставалось. Находясь в Новгороде в.к. Иван также заключил перемирие со Швецией.

«При всех этих распоряжениях Иоанновых ни один из старых обычаев, ни одно из старых условий не были нарушены: перемирие с соседним государством было заключено владыкою и Новгородом, но с ведома и по приказанию князя; по жалобе новгородцев Иоанн судил, сменил и наказал посадника, ибо имел право верховного суда над всеми, имел право сменять чиновников, объявив только их вину; при этом Иоанн выполнил в точности старинный обычай: давши на обличенных своих приставов, требовал, чтобы Новгород дал также и своих; он заточил осужденного посадника и его товарищей в Москву, но и это была старина: Владимир Мономах, Святослав Ольгович заточали на юг бояр новгородских, и после в договорах это право не было отнято у князей. Иоанн не нарушил ни в чем старины, но давно уже новгородцы отвыкли от нее, ибо в продолжение многих веков великие князья не пользовались своими правами…»

В.к. Иван вернулся в Москву в феврале 1476 г. Уже в марте туда приехал архиепископ Новгородский — просить смягчения наказаний для схваченных бояр, впрочем, безуспешно.

«Между тем многим понравилось искать защиты от обид на суде великокняжеском; ждать Иоанна, когда он опять приедет в Новгород, было долго, и вот забыли старинное условие: «На Низу новгородца не судить»; стали брать приставов и являться в назначенный срок в Москву на суд,… приехали … бояре и многие житые люди, также поселяне, монахини, вдовы и все обиженные, многое множество, искать удовлетворения в обидах и отвечать на жалобы других. «Этого не бывало от начала, — говорит летописец, — как земля их стала и как великие князья пошли от Рюрика на Киеве и на Владимире; один только великий князь Иван Васильевич довел их до этого».»

В Москве всех жалобщиков внимательно принимали и все вины новгородских властей старательно записывали.

Присоединение Новгорода уже тщательно готовилось на Москве. Литовская партия была лишена многих своих лидеров. Оставшиеся помнили, что в критический момент Казимир IV помогать им не стал. Народ начал смотреть на московского князя как на верховного судью.

Но всё ещё оставалась власть веча и Новгородский посадник все ещё сидел в суде подле московского наместника; надобно было освободиться и от веча, и от посадника.

В Москве организовали целое представление. Двое новгородских должностных лиц, Назар Подвойский и вечевой дьяк Захар, будучи запуганы, приехали в Москву, выдавая себя за новгородских послов, якобы посланных вечем. Несмотря на их невеликие должности, в Москве им сразу «поверили». Эти послы называли в.к. Ивана государем Великого Новгорода, а не господином, как это делали новгородцы много веков. В апреле 1477 г великокняжеские послы отправились в Новгород, где спрашивали новгородцев: «Какого они хотят государства? Хотят ли, чтоб в Новгороде был один суд государя, чтобы тиуны его сидели по всем улицам, хотят ли двор Ярославов очистить для великого князя?». В Новгороде были этим возмущены, ибо послов не посылали. Возмущённые горожане собрались на вече и с горяча поубивали нескольких промосковски настроенных бояр. Из Новгорода в.к. Ивану пришёл ответ, что Новгород признаёт его своим господином, но не государем. В.к. Иван, посоветовавшись с митрополитом Филиппом, счёл это клятвопреступлением.

Начались сборы великокняжеской армии. В.к. Иван отбыл из Москвы 9 октября 1477 г, оставив там вместо себя своего соправителя — Ивана Молодого.

Первое новгородское посольство явилось к в.к. Ивану в Торжке. Дальше по всему пути к нему являлись новгородские люди с просьбами о принятии на московскую службу.

Согласно договорам в поход выступили и псковичи.

К в.к. Ивану явились несколько новгородских посольств. Каждое следующее предлагало всё более жёсткие для Новгорода условия мира, но в.к. Иван не соглашался.

27 ноября великокняжеские войска подошли к Новгороду. В Новгороде меж тем усилились народные волнения. Часть горожан соглашалась признать власть в.к., а часть — нет. На все новгородские посольства в.к. отвечал: «Захочет Великий Новгород бить нам челом, и он знает, как ему нам, великим князьям, челом бить». И добавил: «Сами вы знаете, что посылали к нам Назара Подвойского и Захара, вечевого дьяка, и назвали нас, великих князей, себе государями; мы, великие князья, по вашей присылке и челобитью послали бояр спросить вас: Какого нашего государства хотите? И вы заперлись, что послов с тем не посылывали, и говорили, что мы вас притесняем. Но кроме того, что вы объявили нас лжецами, много и других ваших к нам неисправлений и нечести. Мы сперва поудержались, ожидая вашего обращения, посылали к вам с увещаниями; но вы не послушались и потому стали нам как чужие.»

В конце концов архиепископ Филофей «признал», что Новгород присылал этих послов. На что в.к. Иван ответил: «Если так, если ты, владыка, и вся наша отчина, Великий Новгород, сказались перед нами виноватыми и спрашиваете, как нашему государству быть в нашей отчине, Новгороде, то объявляем, что хотим такого же государства и в Новгороде, какое в Москве». 7 декабря архиепископ Филофей снова прибыл в стан в.к. с новыми предложениями. На что получили ответ: «Сказано вам, что хотим государства в Великом Новгороде такого же, какое у нас государство в Низовой земле на Москве; а вы теперь сами мне указываете, как нашему государству у вас быть: какое же после этого будет мое государство?»

Послы отвечали: «Мы не указываем и государству великих князей урока не кладем; но пожаловали бы государи свою отчину, объявили Великому Новгороду, как их государству в нем быть, потому что Великий Новгород низовского обычая не знает, не знает, как наши государи великие князья держат свое государство в Низовской земле». «Государство наше таково, — был ответ, — вечевому колоколу в Новгороде не быть; посаднику не быть, а государство все нам держать; волостями, селами нам владеть, как владеем в Низовой земле, чтоб было на чем нам быть в нашей отчине, а которые земли наши за вами, и вы их нам отдайте; вывода не бойтесь, в боярские вотчины не вступаемся, а суду быть по старине, как в земле суд стоит».

Новгородцы размышляли об этих условиях до 14 декабря. Архиепископ Филофей снова прибыл в стан в.к. и объявил о согласии, но с условием, чтобы в земельные владения в.к. не вмешивался. В.к. согласился. Архиепископ просил, чтобы в.к. Иван целовал на этом крест, но тот отказался.

25 декабря 1477 г, видя какой оборот принимает дело, последний новгородский служилый князь, Василий Васильевич Шуйский, сложил свою присягу Новгороду и перешёл на службу в.к. Ивану.

В.к. Иван потребовал чтобы Новгород предоставил ему земельные владения в своей волости. Новгородцы торговались. В.к. потребовал половину волостей владычных и монастырских и все новоторжские, чьи бы ни были. После чего был торг о налогообложении.

В конце концов, на 13 января 1478 года была назначена присяга всех новгородцев их новому государю — в.к. Ивану Васильевичу. Присягу Новгород закончил приность к 20 января. Новгородскими наместниками был назначены князья Иван и Ярослав Васильевичи Стриги-Оболенские.

Перед отъездом в Москву по приказу в.к. Ивана была схвачена Марфа Борецкая с внуком, как глава антимосковской партии. Также в Москву были перевезены все договорные грамоты Новгорода с в.к. Литовским и новгородский вечевой колокол.

Так было покончено с вольностями древней вечевой республики.

Впрочем, Новгород ещё пытался вернуть себе самостоятельность. В 1480 г новгородцы заключили союз против в.к. Ивана с Казимиром IV, ханом Ахматом и братьями великого князя. Договор этот благословил и проспонсировал папа Римский.

В.к. Иван пошёл к Новгороду как бы миром, имея при себе только 1000 человек. А его сын Иван Молодой тем временем собирал войска под предлогом войны с немцами. В.к. Ивана в город не пустили. Тогда, по приходе войск, началась его осада. Новгород сдался, и только тут в.к. Иван узнал об участии в заговоре собственных братьев. Архиепископ Филофей был сослан в монастырь. На его место был поставлен Сергий. Лидеры Новгородского мятежа были казнены. Другие были сосланы в различные города.

Вражда Новгорода к в.к. на этом не прекратилась. Новые аресты были произведены в 1481 г. А потом — по обвинению в сочувствии Казимиру IV — ещё и в 1484. В 1487-1488 г из Новгорода в другие города были переселены несколько тысяч человек.

В 1478 году в.к. Иван Московский подчинил себе Новгород, а Казимир не мог оказать последнему никакой помощи, потому что Матвей Венгерский не давал ему покоя, возбуждал против него Пруссию, Стефана, воеводу Молдавского, и самих поляков, а шляхта не хотела давать денег на сейме.

В 1478 г, ожидая, что в.к. Иван надолго завязнет под Новгородом, хан Ибрагим начал войну против в.к. Московского. Поводом к этому послужило то, что в.к. Иван снова начал приводит к покорности Вятку. Казанские войска начали войну против Вятки, но в.к. Иван направил свои войска непосредственно к Казани, и татары отступили к своей столице. Московские войска до Казани так и не дошли, мир был заключён на условии сохранения статус-кво.

В 1479 г умер могущественный хан Ибрагим, и в Казани снова начались споры о власти. Хан Ибрагим имел сыновей от двух жён — Фатимы и Нур-Султан. Одна группировка казанской аристократии, близкая к Ногайской Орде и тяготевшая к торговле со Средней Азией, выдвинула на престол царевича Али, сына Фатимы. Другая группировка, имевшая прорусские позиции, выдвинула кандидатом царевича Мухаммед-Эминя, сына Нур-Султан.

Ханом стал Али (1479), а 10-летний Мухаммед-Эминь бежал в Москву, где ему был выделен удел. Нур-Султан в это время успела выйти замуж за Крымского хана Менгли-Гирея.

26 марта 1479 г у в.к. Ивана Васильевича родился старший сын от второго брака — Василий.

В 1479 г в.к. Иван сместил за произвол Великолуцкого наместника, князя Ивана Лыко Оболенского, и обязал его выплатить населению всё награбленное. Но князь Иван Оболенский решил воспользоваться старинным боярским правом — на свободу в выборе господина, и отъехал на службу к князю Борису Васильевичу Волоцкому. Но в.к. Иван, усиленно проводящий централизаторскую политику, отказался признавать за ним такое право. На требования в.к. Ивана о выдаче князя Ивана Оболенского, князь Борис Волоцкий ответил отказом. Тогда князь Иван Оболенский был выкраден тайно.

Братья великого князя были давно им не довольны — не выделил долю из удела князя Юрия Васильевича, не выделил доли в завоёванном Новгороде, а теперь ещё покусился на святое — на права бояр и служилых князей. Князья Борис Волоцкий и Андрей Большой тайно примкнули к широкой коалиции, который тогда уже создалась, и в которую входили Польша с Литвой, Новгород и Большая Орда.

О вступлении своих братьев в коалицию в.к. Иван узнал в начале 1480 г и спешно приехал из Новгорода в Москву. Тем временем князья Борис Волоцкий и Андрей Большой соединили свои войска, общей численностью до 20 тыс. человек, и выступили на Ржев и оттуда к Новгороду. Судя по всему, их морально поддерживала и их мать, в.к. Мария Ярославна. При посредничестве духовных лиц, прежде всего архиепископа Вассиана Ростовского, между в.к. Иваном и его братьями начались переговоры, в.к. Иван предлагал увеличить их уделы. Его братья не соглашались.

А Казимир IV снова оказался не в состоянии предоставить мятежным князьям деятельную помощь, и только предоставил им Витебское княжество. Теперь уже великокняжеские братья начали предлагать в.к. Ивану мир, требуя увеличения уделов, но в.к. Иван им отказал.

В это время, следуя ранее достигнутым договорённостям, хан Ахмат начал свой поход на Москву, и в.к. Иван наконец согласился на условия братьев. Князь Андрей Большой получил Можайское княжество, а князь Борис — часть Серпуховского. Мятежные князья предоставили свои войска в распоряжение в.к. — отбиваться от хана Ахмата. Великой княгине — матери, митрополиту Геронтию, владыкам — Вассиану Ростовскому и Филофею Пермскому, троицкому игумену Паисию и князю Михаилу Андреевичу Верейскому приписывается примирение братьев.

Впрочем, в феврале 1481 г, после ухода хана Ахмата, у князя Бориса были отобраны свежевыданные ему земли (строго говоря, он просто даже не успел их получить). Так в.к. Иван снова надеялся рассорить братьев. Тогда же он заключил с обоими новые договора, где они отказывались от самостоятельности во внешней политике относительно татарских Орд. А Можайское княжество называлось не вотчиной, а пожалованием в.к. Ивана князю Андрею Большому.

Итак, антимосковская коалиция распалась. Казимир IV не смог выполнить своих обещаний, Новгород был подавлен силой, великокняжеские братья замирились получив прибавления уделов. От коалиции остался последний участник хан Ахмат. Иван III начал перебрасывать свои войска к своим южным границам. После длительного маневрирования, московские и ордынские войска сошлись к разным берегам реки Угры. Атаковать друг друга они не решились. А стали просто стоять по разным берегам Угры.

В Москве Иван III оставил Московского наместника князя Ивана Юрьевича Патрикеева, митрополита Геронтия и князя Михаила Андреевича Верейского. Жена в.к. Ивана с великокняжеской казной была отправлена в Белоозеро.

Обороной по р. Угре руководили князь Данила Холмский и в.к. Иван Молодой. Спусти 2 недели после начала «стояния на Угре» к своим войскам присоединился и в.к Иван. Там он начал тянуть время и затеял переговоры, которые ни к чему не привели. В.к. Иван тянул время так как ждал выступления своего союзника — хана Менгли-Гирея. А хан Ахмат тянул время так как ждал выступления своего союзника — короля Казимира IV.

Король Казимир так и не выступил, потому что хан Менгли-Гирей согласно своим союзным обязательствам напал на Подолию.

Хан Ахмат пытался форсировать Угру, сражение продолжалось с 8 по 12 октября, но его войска были отбиты. Поэтому хан ждал наступления холодов, когда река замёрзнет и не будет больше представлять препятствия для татарской конницы.

26 октября Угра встала, и московская армия отступила на вторую линию обороны, в районе Кременца, где уже некоторое время находился в.к. Иван. Оттуда войска 28 октября снова отступили, на этот раз — к г. Боровску. Но хан Ахмат не начинал преследования, ибо силы были примерно равны и исход сражения был весьма сомнительным для обеих сторон.

В.к. Иван не хотел рисковать, начиная сражения. Ибо он оборонял свою землю от вторжения, и то, что татар не нападали, фактически уже являлось их политическим поражением.

11 ноября, так и не перейдя Угру, хан Ахмат повёл свои войска назад в Орду. За всё это время король Казимир IV не мог оказать ему помощи, так как союзник Москвы, Крымский хан Менгли-Гирей, громил Подолию. В отместку за неоказания помощи хан Ахмат повёл свои войска в Орду через земли в.к. Литовского, кои он значительно пограбил.

Причин отхода хана Ахмата было несколько:

1. Король Казимир IV так и не выполнил своих союзнических обязательств.

2. Причина выступления Ахмата — ссора в.к. Ивана с братьями и Новгородом, была в.к. Иваном успешно ликвидирована. И к 20 октября его братья подвели свои войска к Угре.

3. К началу ноября начались сильные морозы, что осложняло военные действия, также начались проблемы с продовольствием.

В.к. Иван предпринял ловкий тактический ход — послал некоторые свои войска на столицу Большой Орды — город Сарай, оставшийся без защиты. И хан об этом узнал.

«Стояние на Угре» традиционно считается концом монголо-татарского ига на Руси. Хотя от каких-либо форм зависимости от Большой Орды Русь избавилась уже в 1457 г, когда в.к. Василий Тёмный прекратил выплату дани.

Во время возвращения войск хана Ахмата, 6 января 1481 года, на них внезапно в районе р. Донца напали войска Сибирского хана Ибака-Ибрагима. В завязавшемся сражении хан Ахмат был убит. Хан Ибак в качестве намёка направил сообщение о своём подвиге в.к. Ивану, за что и получил от него многочисленные дары.

А Большую Орду возглавили сыновья хана Ахмата — Сеид-Ахмед, Шиг-Ахмед и Муртаза (1481).

В том же 1481 г умер бездетным самый младший из великокняжеских братьев — князь Андрей Меньшой. Будучи крупным должником в.к. Ивана, он завещал весь свой удел ему.

В том же году в состав великого княжества Московского вошёл ещё один бывший Черниговский удел — Елецкое княжество.

Точка зрения © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.