1313-1359. Зенит. Исламская революция и смена доминанты

д) 1341-1353. Симеон Гордый

В 1340-1342 гг. умирают четыре великих властителя Восточной Европы: в.к. Литовский Гедимин, князь Галицкий Юрий II (Болеслав Тройденович), в.к. Владимирский Иван I Данилович Калита и хан Золотой Орды Узбек. Киевская Русь к этому времени уже изрядно сократилась в размерах. О власти над княжествами юго-западной Руси спорят между собой Литва, Польша и Венгрия. Полоцкое, Волынское, Галицкое, Турово-Пинское, Киевское княжества уже прочно входят в сферу влияния этих государств. Византия в это время терпит на войне одни поражения, и император Андроник III Палеолог уже склоняется к мысли об унии с Римом. Этому, однако, препятствует его фактический соправитель — Иоанн Кантакузен. Также Византию сотрясают типичные для неё религиозные споры. На сей раз Варлаама, которого поддерживает патриарх Иоанн XIV, с Григорием Паламой, которого поддерживает Иоанн Кантакузен. Также начинается грандиозная эпопея развала Монгольской империи (уже бушуют метяжи в государстве ильханов, намемечается выделение Моголистана из улуса Джагатая, начинается восстание в южном Китае против династии Юань).

По смерти Ивана Калиты все основные русские князья немедля едут в Орду, к Узбеку. Иван за время своего княжения успел разобидеть их всех (купил ярлыки на Ростовское, Углицкое, Дмитровское, Галицкое, Белозёрское княжества, разорил Тверь и добился казни тверских князей, постоянно требовал новых выплат с Новгорода, пытался отобрать у Суздальского князя Нижний Новгород, взять в плен Ярославского князя, переманивал на свои земли как бояр, так и прстых людей) и теперь все князья Владимирской Руси вперебой наследнику Калиты — Семёну Ивановичу Гордому — выдвигают кандидатом на великое княжение Владимирское Константина Васильевича Суздальского, старшего меж ними по лествичному праву.

Узбек в это время опять воевал с персидским ильханом (улус Хулагу в это время уже был в состоянии развала) и отправил своего наследника — Тинибека (он также был ханом Белой Орды) — с войсками в Хорезм.

После многомесячных раздумий, интриг, подкупов и доносов хан Узбек утвердил великим князем Владимирским Семёна Ивановича Московского.

Пока новый Московский князь находился в Орде, в Москве вспыхнула первая крупная рознь между боярами, вызванная смертью московского тысяцкого Протасия, который был тысяцким при Данииле Александрович и Юрии и Иване Даниловичах (среди прочих бояр тысяцкий считался первым). В Москве к тому времени сформировались уже две основные боярские группировки. Первую возглавлял сын умершего тысяцкого Василий Протасьевич Вельяминов. Вторую — Алексей Петрович Хвост Босоволков, сын того рязанского боярина, что предательством в 1301 г. своего князя — Константина Рязанского — обеспечил себе высокое место в московской боярской думе.

Около 1340 г. Алексий, крестник Ивана Калиты, был утверждён Константинопольским патриархом наместником Русской митрополии.

На момент смерти Ивана Калиты Новгород и Москва находились в состоянии войны, вызванной требованием Калиты об уплате «запроса царёва». В период до назначения Семёна великим князем новгородцы успели организовать походы на Устюжну и Белоозеро. Вернувшись из Орды, в.к. Семён начал подготавливать активные действия против Новгорода. Искусной дипломатией он сумел привлечь на свою сторону против Новгорода своих недавних соперников — князей Владимирской Руси. Также был занят г. Торжок, где оставлены великокняжеские наместники во главе с князем Михаилом Давыдовичем Моложским, братом Ярославского князя. Семён меж тем венчается шапкой Мономаха во Владимирском Успенском соборе на великое княжение. По возвращении в Москву на боярской думе проходит суд между Василием Вельяминовым и Алексеем Босоволковым. Тысяцким становится Василий Вельяминов. Также Семён заключает первые известные внутримосковские договоры со своими братьями о разделе полномочий.

Меж тем к Торжку подошла новгородская помощь, город был занят, а великокняжеские наместники во главе с Моложским князем пленены.

В то же время в Брянске, несмотря на присутствие там митрополита Феогноста, решением веча был убит князь Глеб Святославич Брянский. Возможно, напуганные таким проявлением вечевой демократии, Владимирские князья наконец предоставили свои военные контингенты в.к. Семёну для похода на Новгород.

Спустя несколько месяцев к Торжку стали подходить великокняжеские армии. В Торжке вспыхнуло народное восстание, в результате которого новгородцы были выгнаны, а поддерживающие их бояре убиты.

Владимирские войска дошли до Торжка, когда к ним присоединился митрополит Феогност. Вскоре в Торжок с посольством прибыл и архиепископ Василий Калика. Был заключён мир. Новгород принимал Семёна своим князем и выплачивал крупные денежные суммы как ему, так и всем князьям-участникам похода.

По окончании новгородской войны брат в.к. Семёна — Иван — женился на дочери князя Дмитрия Брянского Феодосье. В то же время несколько нижегородских бояр переходят на службу к в.к. Семёну. В Москве опять появляется надежда перетянуть к себе этот богатый город. В 1342 г. Пскову опять угрожали немцы, и псковичи призвали себе на помощь князей Ольгерда и Кейстута Гедиминовичей. Князя Андрея Ольгердовича Псков принимает своим князем.

В 1341 г. умер хан Узбек. Его средний сын Джанибек немедленно зарезал своего младшего брата Хидрбека и стал ждать, когда из Хорезма со своими войсками вернётся его старший брат — Тинибек, ставший ещё и ханом Белоордынским. Джанибек не стал собирать армию против своего старшего брата. Наоборот. Он устроил ему пышную торжественную встречу — как новому хану и победителю. Во время этой встречи Джанибек и зарезал собственноручно Тинибека (1342), став таким образом новым ханом Золотой Орды. Новому хану, чтобы расплатится со своими эмирами за поддержку против братьев, срочно требовались финансовые средства. Поэтому, сразу после провозглашения Джанибека новым ханом Золотой Орды, русские князья поехали в Орду для очередного выкупа своих прав. Для подтверждения привилегий Церкви туда поехал и митрополит Феогност.

В Белой Орде в 1342 г. власть себе вернул изгнанный Тинибеком Мубарек-Ходжа.

На этот раз Владимирские князья организовались против в.к. Семёна гораздо лучше, обвиняя его в утайке ордынской дани. Они всем скопом требовали назначения великим князем Константина Васильевича Суздальского, а также возвращения ему отобранного москвичами Нижнего Новгорода и выдачи перешедших на московскую службу нижегородских бояр. Поднимался там также вопрос и о «куплях» Ивана Калиты.

Вопрос о династических правах на Н. Новгород был спорным. Напомню, что этот город был дан вместе с Суздалем Александром Невским своему брату Андрею, когда тот вернулся из Швеции. В 1264 г., после смерти Андрея, Н. Новгород был отобран новым великим князем Ярославом Тверским у сыновей Андрея Ярославича и передан Андрею Александровичу. Тот умер в 1304 г., не оставив наследников, и его княжество, как выморочное, должно было вернуться в волость великого княжения. Однако этот город новый великий князь Михаил Тверской вернул сыну Андрея Ярославича Михаилу Суздальскому (в обмен на снятие им своих претензий на великое княжение), внуками которого были и соправитель Калиты Александр Васильевич Суздальский, и его брат Константин Васильевич. Тут могла быть тонкость: получили ли Суздальские князья Н. Новгород в держание или в вотчину. В первом случае он продолжал оставаться в волости великого княжения, а во втором становился наследственным владением Суздальских князей. Как пример можно указать, что другое выморочное княжество — Переяславльское — числилось в волости великого княжения.

В Орде был организован суд между Семёном Гордым и Константином Суздальским. По результатам суда Семёну подтвердили ярлык на великое княжество, но обязали передать Н. Новгород Константину Суздальскому, а также выдать ему перешедших на московскую службу нижегородских бояр, которые были по приказу Константина казнены в назидание прочим. Также есть известия, что хан не дал великого княжения Константину ещё и из-за «сумасшедшего попа Дениса» (Дионисий Суздальский, знаменитый проповедник), который призывал князей воевать с татарами.

Суздальский князь меж тем сумел добиться выделения его земель — Суздаля, Нижнего Новгорода и Городца — в особое великое княжество.

В Орде меж тем был задержан митрополит Феогност, так как Джанибеку донесли, причём донесли русские, что у митрополита «имения много множество, и сребра и злата и драгих каменьев, и утвари многоценная и всякого богатства, яко много бесщисленно имат дохода, и достоит ему давати в Орду полетнюю дань». Несмотря на достаточно длительное заточение, Феогност всё-таки отказался платить дань с церковных владений.

В том же 1342 г. князь Ярослав Александрович Пронский (сын убитого ранее князя Александра Михайловича) совместно с ханским послом Киндяком ходил на Рязань. Рязанский князь Иван Иванович Коротопол был убит, Рязанским князем стал Ярослав Александрович.

Ок. 1342/1343 г. состоялась очередная война между Псковом и Ливонским Орденом.

Ок. 1343 г. новгородский боярин Лука Варфоломеев ходил походом на Двинские земли «без новгородского благословенья».

В 1343 .г в Чагатайском улусе провозглашает себя ханом Казан. К 1345 г. он захватывает власть на всей территории улуса, убив при этом действующего хана Али-Султана и претендента Мухаммеда ибн Пулада. Против хана Казана выступает тюркский эмир Казаган, однако в том же году терпит от него поражение. Но уже в следующем году тюркские эмиры, недовольные попытками хана навести порядок, вновь объединяются вокруг Казагана. На этот раз Казаган разбил войска хана, а самого Казана убил. Власть в Чагатайском улусе переходит к эмиру Казагану. Но, не будучи ни Чингисидом, ни монголом и не имея прав на престол, он ставит при себе марионеточного хана Баяна-Кули и переносит столицу. Он также отказывается признавать какую-либо связь с другими улусами империи и фактически выходит из её состава. Однако старомонгольская чагатайская знать мириться с таким положением дел не собиралась.

В 1344 .г хан Джанибек сделал на правах вассалитета ханом Белой Орды Чимтая (1344-1361), человека полностью ему лояльного.

В 1344 г. Семён Гордый с обоими своими братьями снова ездил в Орду. Там он смог утвердить своего брата Ивана Красного своим наследником на посту великого князя Владимирского.

Меж тем в Твери снова женился овдовевший князь Константин Михайлович Тверской. С этого времени, согласно летописям, он начал «утеснять» своих племянников — сыновей князя Александра Михайловича, желая установить в Тверском княжестве своё единовластие.

В 1345 г. Ольгерд и Кейстут Гедиминовичи захватили власть в Литве и поделили между собой сферы влияния. Ольгерд, ставший великим князем Литовским, получил Восток, Кейстут — Запад.

Также в 1345 г. умер, не оставив наследников князь Иван Ярославич Юрьевский. Юрьевское княжество, как выморочное, вошло в состав волости великого княжения Владимирского.

В том же 1345 году в Москве прошли три свадьбы Московских князей. Овдовевший в.к. Семён Иванович женился на Евпраксии (дочери князя Фёдора Святославича Дорогобужского и Вяземского из рода Смоленских князей, он за этот брак получал в держание Волок), овдовевший Иван Иванович Красный женился на Александре (предположительно дочери московского тысяцкого Василия Протасьевича Вельяминова), Андрей Иванович женился на Марии (дочери князя Ивана Фёдоровича Галицкого). Брак великого князя, впрочем, не был удачен. Спустя год он развёлся и выдал Евпраксию за князя Фёдора Фоминского. Этим разводом он сильно осложнил себе отношения с церковными властями.

В том же 1345 г. умер Ярославский князь Василий Давыдович Грозные Очи. Его сын Василий стал Ярославским князем, а другой сын — Роман — получил в удел Романовское княжество.

Примерно в это время произошло ещё одно события. Варфоломей (в монашестве — Сергий) и Стефан, сыновья уже упоминавшегося ростовского беглеца боярина Кирилла, ушли в монахи и в лесах под Радонежем основали монастырь Святой Троицы. Стефан не долго прожил в этом монастыре, он пришёл в Москву, поступил там в главный столичный монастырь — Св. Богоявления (там монахом состоял и митрополичий наместник Алексий) — и благодаря своим многочисленным талантам быстро сделал там духовную карьеру, став игуменом этого монастыря. Также он стал духовником в.к. Семёна и виднейших московских бояр. Его брат Сергий меж тем продолжал жить в монастыре под Радонежем.

В 1346 г. новгородский архиепископ Василий Калика приезжал в Москву, в ответ в.к. Семён впервые нанёс визит в Новгород (при этом он проезжал через Тверь, где и познакомился со своей будущей третьей женой), где был официально провозглашён Новгородским князем.

В том же году Ольгерд с Кейстутом напали на Новгородские земли, взяли несколько городов и потребовали от новгородцев расправы с теми боярами, которые в Новгороде поддерживали в.к. Семёна. В Новгороде вспыхнул бунт, во время которого был разорван на куски посадник Остафий Дворянинец, сторонник в.к. Семёна. Удовлетворившись достигнутым, Ольгерд не стал идти на сам Новгород.

В том же году в Тверском княжестве начались уже крупные разногласия князя Константина Тверского со своими племянниками, особенно со старшим из них — князем Всеволодом Александровичем Холмским. Всеволод Холмский, ища справедливости, поехал в Москву жаловаться Семёну Ивановичу как великому князю Владимирскому, требуя восстановления своих попранных прав. Константин Тверской, узнав об этом, поехал в Орду требовать себе титул великого князя Тверского. Всеволод, в свою очередь узнав об этом, тоже поехал в Орду.

В Орде в то время была эпидемия чумы. Заразившись, Константин Тверской умер (1346). Джанибек выдал ярлык на Тверское княжение Всеволоду. У Константина, однако, оставался ещё один младший брат — князь Василий Михайлович Кашинский. Он также решил поехать в Орду, чтобы добиваться Тверского княжества, которое теперь по лествичному праву принадлежало ему. По пути он ограбил удел своего племянника — г. Холм.

На полдороге, в Бездеже, встретились Василий, едущий в Орду, и Всеволод, едущий из Орды. Всеволод, в свою очередь, ограбил Василия, вследствие чего тот был вынужден вернуться к себе в Кашин, где немедленно стал собирать войска. Так началась длительная вражда между Василием Кашинским, поддержанным Москвой, и его племянниками. Согласно летописи, «была между ними ссора, а людям тверским тягость, и многие люди тверские от такого нестроения разошлись; вражда была сильная между князьями, чуть-чуть не дошло до кровопролития».

В 1346 г. великим магистром Ливонского Ордена был избран Генрих фон Арфберг. Он организовал войну с великим княжеством Литовским (несколько ранее император Священной империи Людвиг Баварский «подарил» Ордену все земли язычников). Войска Ордена дошли почти до литовской столицы и в крупном сражении разбили войска литовских князей. Возвратившись в Вильну, Ольгерд в ярости начал гонения на христиан, не особо даже и разбираясь, кто из них католик, а кто — православный.

В 1346/1347 г. в.к. Семён разорвал свой брак с Евпраксией. В 1347 г., вопреки правилам Церкви, запрещающей третий брак, в.к. Семён женился на Марии, сестре нового Тверского князя Всеволода. В Константинополе в это время, совершив фактически государственный переворот, к власти пришёл император Иоанн VI Кантакузен (сохранив, впрочем, формальное соправительство с молодым Иоанном V Палеологом). В Константинополе был назначен новый патриарх. По договору митрополита Феогноста и в.к. Семёна в Константинополь было отправлены богатые дары, с просьбой закрыть особую Галицкую митрополию (которую основал Любарт Гедиминович) и разрешить великому князю третий брак.

В 1347 г. вновь была объединена Русская митрополия, из которой годом ранее вновь выделилась Галиция.

В 1347 г. в.к. Семён вместе с братом ездил в Орду. В Москве также в этом году был ордынский посол Коча. В том же году был единственный за всё время правления Джанибека набег ордынцев — на окрестности г. Алексина.

В 1346 г. эмир Казаган захватил власть в Чагатайском улусе и вышел из состава Монгольской империи. А уже в 1347 г. улус Чагатая распался. Старомонгольская знать провозгласила ханом Тоглук-Тэмура, внука Дувы. Это новое ханство, возникшее на востоке бывшего Чагатайского улуса, стало называться Моголистаном, или ещё Джэтэ. Вассалами этого ханства были Дуглатский эмират и бывший улус Угэдэя.

А Мавераннахр и Туркестан, где правил Казаган, окончательно выбыли из числа владений империи.

В 1349 г. Венгрия и Польша переходят в наступление на зависимые от Золотой Орды земли. Венгрия захватила Валахию и Молдавию. А Польша — Галич и Волынь. На захваченных землях Казимир Польский сразу начинает устраивать свои порядки. Согласно летописям, тот час после занятия Галиции поляки «церкви святые претвори на латинское богомерзкое служение». Любарт Гедиминович, воспользовавшись помощью татар, сумел вернуть себе Волынь, но Галич перешёл к Польше. Три года спустя, в 1352 г., Любарт Гедиминович решил разорвать свои вассальные связи с Ордой и заключил мир с Польшей.

Примерно в от же время Ольгерд Литовский направил в Орду к хану Джанибеку послом своего брата Кориата Гедиминовича и племянника Михаила Евнутиевича, предлагая совместный поход на Владимирскую Русь. В то же самое время Магнус Эриксон, король Швеции, начал давно подготавливаемую войну против Новгорода, требуя от оного принятия католичества. Шведские войска вошли в новгородские пригороды, где ранее сидели наместники князя Юрия Наримонтовича, и начали насильно обращать людей в католичество. Новгород послал в Москву своего посадника Фёдора Даниловича с просьбой о помощи. Также просьба о помощи была направлена во Псков, за что Пскову были предоставлены права «младшего брата». Сами новгородцы смогли выслать против шведов только достаточно небольшой отряд боярина Онцифора Лукина, который меж тем здорово потрепал шведам нервы. (Этот боярин, став спустя несколько лет (1350) новгородским посадником, провёл крупную административную реформу, изменив принципы новгородской власти).

В конце концов новгородцы таки собрали армию под руководством посадника Фёдора Даниловича, псковичи выслали свои войска, а в.к. Семёном была собрана владимирская армия (как против шведов, так и против литовцев) под командованием его брата Ивана.

«Четверть века спустя после описываемых событий московские ратные силы выделялись умением быстро и дисциплинированно к назначенному часу и дню стягиваться воедино из разных земель и княжеств. Подобное умение не приходит само, им отнюдь не блистала русская армия в близком от нас девятнадцатом столетии, когда колонны шли совсем не туда и не в те сроки, теряя связь на марше всего лишь за день пути. А тогда, при тех дорогах и сборах, когда ратники кормились взятым из дому, а тяжелое вооружение везли на телегах, когда надо было выкликать городовую рать, собирать, подчас отрывая от работ, людей из далеких сел и погостов… И собирались. И приходили. На конях, в оружии и с припасом. И конь был кован, и ратник обут, и достаточный запас сулиц и стрел топорщился из мешка, и вяленая полть или круг сыру и мешок крупы тряслись на телеге или ехали на поводном коне, в тороках. Был и овес, ячмень ли коню на разживу — на одной траве придорожной не продержишь боевого коня! За каждый ратный полк отвечал свой воевода. Тут-то и поверялось, даром или нет дают тебе на прокорм села и города! Над воеводами городовыми стояли чины стратилатские, выше — бояре думные, еще выше их — князь.»

Князей Кориата Гедиминовича и Михаила Евнутиевича вместе со всем посольством Джанибек отослал в.к. Семёну в Москву в подарок. Шведский король, проанализировав сложившуюся ситуацию, увёл свою полевую армию обратно в Швецию, поэтому русским войскам предстояло только обратно взять захваченные города, что, однако, затянулось весьма надолго, и дело это новгородская армия заканчивала уже в одиночку. В Новгороде было написано «Рукописание Магнушево», по стилю схожее с письмом казаков турецкому султану.

В том же году произошло очередное нападение Ливонского Ордена на Псков.

В 1348 г. хан Джанибек осаждал генуэзскую колонию — Кафу.

В 1348 году Псковская республика отделилась от Новгородской, став самостоятельным государством.

В 1349 г. при посредничестве Тверского епископа Фёдора был установлен мир в Тверском княжестве. Всеволод Александрович уступил Тверь своему дяде Василию Михайловичу. Примерно в это же время Ольгерд Литовский присылал в.к. Семёну послов с выкупом за своё посольство и предложением мира.

В 1349 г. дочь в.к. Семёна вышла замуж за сына нового Тверского князя — Михаила Васильевича. В том же году князь Любарт Гедиминович просил у в.к. Семёна разрешения на женитьбу на ростовской княжне. В тот же год в.к. Ольгерд Гедиминович просил разрешения жениться на тверской княжне Ульянии Александровне, родной сестре Семёновой жены. Вскоре Ольгерд выдал свою дочь Аграфену за Бориса — сына Константина Суздальского, а Константин Суздальский выдал свою дочь Евдокию за тверского княжича Михаила Александровича. Так Ольгерду удалось сколотить династический союз из Литовского, Тверского, Ростовского и Суздальско-Нижегородского княжества, направленный против Москвы.

«Знал ли Семен, что вскоре последуют иные свадьбы? Что Ольгерд выдаст вою дочь Аграфену за сына суздальского князя? Что в один и тот же день двадцатилетний тверской княжич Михайло, которого уже теперь боготворит Тверь, женится на дочери Костянтина Василича Суздальского, старого супротивника Симеонова? И что не о мире с владимирским князем мыслит Ольгерд, а о том, чтобы с помочью родственных связей сколотить союз всех недовольных Москвою, взять в кольцо великого князя Семена, объединив против него Тверское, Ростовское и Суздальское княжества, которые вкупе были не слабее Москвы? Что вскоре начнет он бешеную борьбу в Цареграде и на Руси, ладя оторвать православную Литву от владимирской митрополии? Что свадьба его на Ульянии Тверской через два десятка лет выльется в союз с Михаилом Александровичем Тверским, дерзнувшим в ту пору поворотить историю, выльется в бои и походы, залившие кровью всю залесскую Русь?

…Решило и то рассуждение: Василий Михалыч, нынешний князь тверской, зело не стар. Скоро ли сядет на стол Всеволод? А и сядет, всех-то Александровичей четверо!

…Предвидеть грядущего не может никто, тем паче такого грядущего, которое надвигалось, пока еще незримо, на Владимирскую Русь. И Симеон совершил ошибку, которой не избежал бы, пожалуй, даже его многоумный отец, дав согласие на брак Ольгерда.

…Ольгерд, как показало время, предвидел все. И только одного — неисповедимости путей грядущих — не мог ни предвидеть, ни рассчитать, ни преодолеть Ольгерд.»

В 1350 г. у в.к. Семёна умер уже четвёртый его сын. По совету игумена Богоявленского монастыря Стефана для душеспасительной беседы в Москву из-под Радонежа был вызван молодой монах Сергий, чья слава, благодаря святости его жития, уже потихоньку стала распространяться по Руси.

В том же 1350 г. у князя Ивана Красного родился старший сын, названный Дмитрием, в будущем прозванный Донским. В том же году великим князем Рязанским стал молодой Олег Иванович. Новгородцы, совершив поход под Выборг, заключили мир со Швецией. В том же году в Новгороде после очередного переворота, свергнув верного Москве посадника Фёдора Даниловича, к власти пришёл боярин Онцифор Лукин. В тот же год в.к. Семён с братом ездил в Орду на очередной суд с Константином Суздальским, где ему было строго наказано не перечить великому князю. В том же году новый Муромский князь Юрий Ярославич обновил город. В том же году на Русь из Западной Европы стала надвигаться чума, которая в самой Европе уже на четверть понизила демографические показатели. (Впрочем, в Европе чума не затронула Польшу и Литву, что позволило сохранить им свой людской потенциал.)

На Руси эпидемия чумы началась во Пскове. Отчаявшиеся горожане призвали к себе архиепископа Василия Калику для благословления. Возвращаясь в Новгород, он умер. Новгородским архиепископом вновь стал Моисей, около 20 лет просидевший в монастыре и переживший-таки Калику.

В 1351 г. Ольгерд Литовский вновь собирается присоединить к Литве Смоленск. В.к. Семён посылает свои войска в Смоленское княжество. По его требованию к нему присоединяются все князья Владимирской Руси. Они, не любя московскую власть, начинают уже потихоньку к ней привыкать. Ольгерд счёл за лучшее заключить мир без боя и увёл войска из Смоленского княжества. Владимирская армия двигалась до р. Угры, где был заключён мир со Смоленским князем.

В 1352 г. в южном Китае начинается восстание против династии Юань.

Ок. 1352 г. в Константинополе происходит сильное землетрясение. В.к. Семён отправляет императору Иоанну VI Кантакузену крупные (очень крупные) денежные средства на ремонт храма Св. Софии. Тот их, однако, тратит на оплату войск.

К 1352 г. эпидемия чумы дошла до Владимирской Руси. В Киеве появился новый митрополит Феодорит, поставленный Болгарским патриархом. Митрополит Феогност, уже находясь при смерти, возвёл Алексия в сан епископа Владимирского. Совокупным решением митрополита и московской боярской думы в Константинополь, к императору Иоанну Кантакузену и новому патриарху Филофею, было направлено посольство с богатыми дарами и просьбой возвести Алексия в сан митрополита всея Руси.

11 марта 1353 г. умер митрополит Феогност, перед смертью передав епископу Алексию знаки митрополичьей власти. В том же месяце от чумы умерли два последних сына в.к. Семёна. А 26 апреля от чумы умер и сам в.к. Семён. Своим завещанием он передавал всё свои личные владения своей жене и тому ребёнку, которого она должна была вскоре родить. В том же году в Москве от чумы умерли брат великого князя Андрей (его сын — Владимир — родился уже после его смерти) и московский тысяцкий Василий Вельяминов.

После смерти в.к. Семёна, Иван Иванович Московский и Константин Васильевич Суздальский поехали к хану Джанибеку в Орду — спорить о власти.

13 декабря 1353 г. был убит сарбадарами последний ильхан Тога-Тэмур, и улус Хулагу перестал существовать. Чобаниды сместили своего ставленника Ануширвана с престола своих владений и заняли его сами. Еще раньше, в 1351 г., от Тога-Тэмура отпал Гилян, образовавший особое государство Сеидов.

Точка зрения © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.